Category: отношения

Для начала...

Меня зовут Ольга, и этот журнал - мое личное пространство, открытое для всех, кто пришел с добром, кому интересно.
Мои ссылки:
Инстаграм Instagram Фейсбук   ВКонтакте   Шаттер     Ярмарка мастеров   mail:ovale@list.ru

Я очень люблю рисовать - и с удовольствием берусь за приятные заказы...
[картинки]

...рисую книжки
[еще картинки]
P1420253+

Сейчас тут в основном все про рисование, которое захватило с головой и обогатило мою и без того счастливую жизнь (кому интересно, как все начиналось - тут пост про первый рисовальный год).здесь живет наше рисовальное сообщество - где можно показать свои рисунки и обменяться поддержкой с другими.)
Также в моем журнале появляются впечатления от наших прогулок и поездок - то, чем живем, я и мой любимый муж, писатель и фотохудожник Юрий Аракчеев yuriarakcheev... Мы оба считаем, что разделенная радость - это радость вдвойне! И потому я делюсь нашими радостями - с удовольствием!
[календарь и книжки]


В комментариях к этому посту можно отмечаться, знакомиться, спрашивать о чем угодно.
Collapse )

История любви. Содержание.

Похоже, коротко рассказать историю нашей с мужем любви - не удастся. Что из этого выйдет - посмотрим.
А пока решила сделать такой пост-содержание. И самой удобно.
Гулять так гулять. Итак - История любви.
А начался мой рассказ с флешмоба про ч/б фото - 1 часть и 2 часть.

Список глав под катом. Либо по тегу "история любви".
Collapse )

Глава 2. 6 дней в Москве (3)


Начало истории здесь

Начало второй части тут


Чтение было все более увлекательным, и чем дальше, тем больше я видела - как мы похожи! И теперь, после того, как Юра воспринял мою "исповедь" с пониманием, я как-то совсем расслабилась. И конечно, тут же допустила ошибку. Юра потом говорил, что даже ждал чего-то такого - ведь не может быть, чтобы все вот так сразу хорошо было. Да и вообще - все как-то уж слишком хорошо... И когда я вдруг по ходу чтения вспомнила один инцидент из моего прошлого, который мне показался похожим на то, о чем я сейчас читала, и чисто по-дружески стала говорить, мол, да-да, понимаю, вот у меня как-то было...
И тут...
- Как можешь ты так спокойно и равнодушно говорить о таких неприятных подробностях, - сказал вдруг Юра. - Ты, такая пылкая, такая чувствительная, а говоришь об этом, как о чем-то обыденном.
Его буквально затрясло. Я испугалась.
- Я-то тебе открылся, доверился, кувшинкой посчитал, а ты! Одно дело твоя "исповедь", а другое...
Я поняла, что совершила ошибку, но не сразу поняла, какую именно... Впервые столкнулась с такой реакцией, не ожидала, что какие-то слова мои могут так сильно подействовать. И уже сто раз пожалела, что так вышло, но и не могла понять - как теперь это исправить. И было очень обидно, горько...
Collapse )


продолжение

Часть 2. Глава 2. 6 дней в Москве (1)

Начало истории здесь

Начало второй части тут




Поезд замедлил ход, резко дернулся и, наконец, совсем остановился. Я от волнения замешкалась, попыталась разглядеть Юру в окно - ничего толком не видно, конечно: в шесть утра еще темень, фонари тусклые, окна мутные. Пока высматривала - весь проход уже занят, не выйти, жду. Наконец протолкались самые бойкие, выхожу и я. Народ толпится, кручу головой по сторонам, где же...
- Привет! - он меня узнал и подошел. Уфф, ура.
- Привет! - стараюсь держаться бодро, узнала, конечно, хотя в сумерках этих толком не разглядеть...
- Пошли, тут недалеко! - мы взялись за руки и бойко зашагали, обмениваясь дежурными пока "как доехала - нормально".
Действительно, недалеко. Минут через пятнадцать уже поднимаемся на его третий этаж. Входим.
- Ну, что - чайку с дороги?
- Да, было бы неплохо, - мельком заглядываю в комнату, пока разуваюсь: там не застеленная тахта (еще бы: подняла человека в шесть утра), остального толком не разглядеть без света.
Иду в ванную помыть руки, автоматически отмечаю, что висят два халата: один мужской, махровый, второй - женский, шелковый. Ну, да, наверняка же кто-то есть у него. Выхожу, в просторной кухне горит яркий свет, "проходи-садись"... Наконец, уже спокойно сев напротив - могу разглядеть его. Узнаю и не узнаю будто. Как же давно это все было! Ведь виделись в последний раз - ровно десять лет назад. Он выглядит немного усталым, спокойно рассказывает что-то про жизнь вообще, я пока спрашиваю общее - про прошлое, про Юльку, говорит, что тогда же, почти сразу с Юлькой расстался, а какое-то время назад и с женой развелся, но по-прежнему фотографирует девушек, конечно, когда спрашиваю про книги - словно серая тень пробегает по лицу...
- Знаешь, - сказал он вдруг, - у меня предложение, давай доспим немного? Ты с дороги, я тоже еще не очень выспался, а потом уж как следует и пообщаемся.
Я соглашаюсь, конечно. Честно говоря, после почти бессонной ночи, это отличное предложение.
Collapse )

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ - 17. Конец переписки.

начало здесь


И вот мы с мамой вернулись домой. Все закрутилось своим порядком. Школа, уроки, заботы... Я старалась не думать о поездке. Вернее о той ее части, что была связана с Юрой. Когда кто-то спрашивал - рассказывала про музеи, театры... Но все остальное было болезненным и я была рада, что об этом не нужно ни с кем говорить.


Но старайся не старайся, а думается. И я решила все-таки написать письмо...

Collapse )

История любви - 13.

Продолжение "Истории любви"

Вы, может и забыли, а кто-то подумал, что забыла я - что обещала рассказать нашу историю - как все началось. А вот и не забыла, и даже так случилось, что параллельно стала писать о том, чем все продолжилось... И сейчас - в эти дни - когда казалось бы меньше всего поводов для таких историй, хочется продолжить рассказ... Мне кажется, да нет, я верю, что смысл жизни в том, чтобы помнить - Ради Чего Все.
Как-то на почтовый ящик пришло письмо, на Юру, как писателя и фотографа, вышла одна очень пожилая женщина - ученый-океанолог, или что-то в этом духе (не помню точно). Ей было крепко за 80 и она обратилась к нам с просьбой приехать к ней для разговора. Когда приехали, оказалось, что ее просьба - либо принять, либо пристроить как-то ее громадную коллекцию слайдов. Переживала она, что это наследие, в случае ее грядущей кончины, окажется никому не нужным. Там и из ее экспедиций были слайды, она всю жизнь снимала природу, где бы ни находилась, и огромный раздел - с выставками и музеями. Кое-что она попыталась нам показать сразу же, но... Увы. Большая часть слайдов уже практически выцвела. И к тому же сами снимки были довольно обычными, вероятно среди этих сотен тысяч можно было найти что-то стоящее, но мы точно не могли себе позволить этим заняться, да и просто разместить эту коллекцию у себя - хотя бы на время - тоже невозможно по причине отсутствия физического места. Но мы конечно обещали подумать, что можно с этим всем поделать. Женщина очень к нам расположилась, явно не хотела быстро отпускать, и завязался разговор, который мы помним уже вот сколько лет. Юра тогда отделывал свою рукопись "Поиски Афродиты" - и находился в определенном творческом состоянии. Потому и тема для вопросов возникла сама собой. Перед нами был человек - переживший несколько эпох, перебывавший везде, где только можно, занимавшийся наукой, наснимавший такую груду слайдов, общавшийся со многими людьми и теперь стоящий "на пороге"... Когда уже можно сказать - что было главным, что больше всего запомнилось, ради чего стоило жить вот эту долгую-долгую жизнь. Об этом Юра и спросил. Женщина задумалась, замолчала, взгляд ее затуманился, заблуждал, не видя... И потом она вдруг начала говорить - что самое-самое, это одна ее встреча. Была она студентка, был Он мужчина постарше - и было у них недолгое общение, которое в общем ничем не завершилось, но любовь в ее сердце возникла и жила там всю оставшуюся жизнь, даже после, когда уже вышла замуж без особой любви со своей стороны, и родила детей, и жила, и работала... Но горело внутри нее Нечто, что было и спасением и надеждой, и маяком... Из ее рассказа следовало, что тот мужчина - мог даже и не подозревать об этих ее чувствах, и между ними - ничего "такого" не было. Но именно это она очень серьезно рассказала, в контексте серьезной нашей беседы о жизни, о смысле ее... Именно эти несколько дней, когда она чувствовала себя счастливейшей за всю свою жизнь, назвала она главным, что было... И посетовала, что вот все мы думаем по жизни о другом, как о главном: карьера, работа, семья, дети, научные степени, деньги. А если бы она знала тогда, что не будет большего счастья, чем просто быть рядом с тем человеком - то вся ее жизнь пошла бы, возможно, по-другому. И еще раз взглянув на нас повторила уже не впервые за встречу, что мы удивительные, и что нам несказанно повезло обрести друг друга.
И потому, несмотря ни на что, а может и вопреки - я хочу продолжить свой рассказ.
Итак, после отъезда Юры в Москву, надо было как-то входить обратно в повседневную жизнь. Последний учебный год, за которым светила такая неясная взрослая жизнь. Надо уже что-то "решать", как говорила мама, решать и готовиться. Но мне, конечно, меньше всего этого сейчас хотелось. А больше всего, чтобы Юра приехал снова, как и говорили: на "золотую осень", ведь у нас такие красивые горы и только представить, сколько красоты еще можно наснимать, когда это все станет ярким, разноцветным... Но, чем дальше, тем яснее как-то было, что "золотая осень" вряд ли состоится. Надо было срочно достраиваться к зиме, учиться опять же (хотя я искренне не понимала - как несколько дней очередного приезда могли бы этому помешать)...
А я ждала ответа на свое письмо, которое уж теперь-то Юра получит наконец, хотя я его почти полностью пересказала. Тем более это было важно - после этих дурацких двух дней, когда так глупо все получилось и мне надо было знать, не передумал ли теперь Юра со мной общаться? Хотя как передумал - потом ведь, уже перед отъездом, когда прощались, он же сказал, чтобы я росла скорее... В общем вся я была ожиданием письма. И школа, дом, все, что вокруг - было как в тумане. К тому же я погрузилась в чтение подаренной лично мне книги - "Зажечь свечу". А еще в ней была фотография - и не надо было мучительно вспоминать его лицо, которое странно ускользало: помнились его слова, руки, наши съемки, разговоры, запахи пустыни, ощущение счастья... А теперь стоило только открыть книгу - и вот взгляд его добрый прямо на меня!
И текст - точь-в-точь такой как он обычно и говорил, это было удивительно, что я будто слышала его голос, когда читала. "Как ты дышишь, так и пишешь" вспоминалось... Я словно продолжала с ним говорить. А уж когда делилась с другими своими бурными впечатлениями о прочитанном, то и вовсе мы будто были рядом...

продолжение

Бабочки - маленькая история любви

Утром, как всегда, делали гимнастику. Обычно взгляд ни на чем не задерживается особо, а тут, после наших путешествий со съемками бабочек - стала искать в коробках на стене тех, кого снимали... У Юры есть несколько коробок - с коллекцией "для гостей", он ведь много ездил, и были места, где бабочек было так много, что взяв одну-другую, можно было не мучиться угрызениями совести... И подумалось... Вот висят они на стене в коробке... А смогла ли бы я теперь - поймать для коллекции одну из тех, кого снимала? И как-то стало жутко от одной только мысли... Невозможно! Рука не поднимется лишить жизни - это хрупкое прекрасное существо... Хотя ведь было время - когда я сама ловила, и знаю этот азарт, когда глаз на лету определяет - кто летит, в каком состоянии - ловить ведь был смысл только "свеженьких", необлетанных, и трепет - когда достаешь из сачка бабочку осторожно - чтобы не повредить хрупкие крылышки и не осыпать яркие чешуйки... И как-то вся "бабочковая" история вдруг стала вспоминаться - это ведь вообще существа мистические, и в моей жизни сыграли весьма немалую роль, может быть даже самую большую ))

Collapse )

И теперь я сама - охочусь за бабочками с фотоаппаратом и каждый раз замирает сердце - если удается заслужить ее доверие и подобраться поближе...

Часть 11. Письмо

Чуть позже, когда я немного успокоилась, вернулся отец, рассказал, как проводил наших гостей. Дом казался совсем пустым, тихим. Я при первой же возможности – ушла в свою комнату, сославшись на то, что надо все там прибрать.

Поднялась по лестнице на свой второй этаж, вошла в комнату и поняла, что не могу я все это просто так убрать. Постель, на которой они спали на полу, сохранила ЕГО запах, штормовка моя пропахла дымом, я жадно вдыхала, мне казалось, пока я чувствую эти запахи – все еще не кончилось. Казалось, что вот-вот услышу шаги, войдет ОН.
Я села, обняв подушку, уткнувшись в нее носом и слезы опять сами собой покатились. Как теперь жить?
Collapse )

История любви. Часть 10. Отъезд.

Ранним утром дед всех поднял – надо было срочно выезжать, чтобы рыба, которую он переложил мокрой травой, не испортилась, пока доедем. Он погонял всех, нервничал, мы тоже начали нервничать – складывались уже как попало, и когда запрыгнули в машину и рванули с места, Юра даже растерялся:

– Но как же, надо было по обычаю хоть оглянуться на прощанье, не забыли ли чего, не выронили…

Но теперь оставалось надеяться, что ничего не забыли и постепенно разбирать вещи уже на ходу.

Collapse )

История любви. Часть 9. Пустыня.

Дома было многолюдно. Проездом объявились друзья отца из Якутии, тетя приехала – получился целый сабантуй с шашлыками. Было весело, шумно, Юра много фотографировал на память. В том числе и меня на нашей клумбе – среди роз, в любимом моем сарафане с открытыми плечами, который сшила мама. Обычно я в нем чувствовала себя взрослой, но в этот раз почувствовала себя «маленькой». Но ведь и правда – я даже не знала, что думать и делать с тем, что было там, в горах. И что это было такое? Здесь, дома – все по-другому. Понятно, что скоро все кончится. Что все это было здорово, приятно, но даже не верилось временами, что все это вообще было.

        

Дед, который ужасно гордился нашим гостем, уже неделю готовил свою «видавшую виды» машину для поездки в пустыню – и обещал, что через пару дней отправляемся. А пока решили съездить в гости к тому самому энтомологу - Косте, с которым познакомились в заповеднике.
Collapse )