Ольга (ovaleeva) wrote,
Ольга
ovaleeva

Categories:

История любви - 18. Еще письма...

начало здесь

То, что вместе с перепиской закончилась эта история для меня - было очевидно. Я не могла бы сказать, что кто-то прав или виноват, главным было ощущение невозможности нашего общения. Расстояние до Москвы: как до Луны, и надеяться на вероятную встречу уже не приходилось... Все разрушилось. И к тому же в 15 лет, как ни крути, актуально то, что происходит вокруг тебя каждый день. Все меняется, скоро окончание школы и полная перемена в жизни - надо выбирать свой путь дальше... К тому же стали появляться новые знакомые.
Да и в стране все менялось бешеными темпами, шел 1989-й год - нам уже не преподавали историю: только читали на уроках свежие газеты с новыми разоблачениями, взрослые вокруг были вздернуты и беспокойны - все это круговертью проносилось и все дальше оставались наши романтические путешествия, все начинало казаться призрачным, слишком сказочным для реальной жизни. Даже то, что я читала  в книгах или смотрела в кино - все говорило о том, что Первая Любовь всегда становится неким призраком, и только в том разница - кончилась она драматически или человек несет ее в сердце как светлое воспоминание. И постепенно укоренилось - что это все было прекрасно, и это была Та самая, Первая любовь - которая была подарком мне, но теперь начинается Реальная жизнь. В этой реальной жизни - осталось очень трогательное воспоминание о Сказочных днях, подаренных мне почему-то. Остались первые письма, книги...



Вокруг же все крутилось и вертелось: то, что я стала относиться к себе иначе, давало свои плоды. Новые знакомства, общение в библиотеке, где собирался наш литературно-музыкальный "клуб" и даже... конкурс красоты. Еще бы полгода назад я сама не поверила в то, что такое возможно. Но однажды мы с одноклассницами увидели огромную афишу - приглашение участвовать в конкурсе для девушек от 16-ти лет... Мне еще не было 16-ти, но мы с девчонками так развеселились - мол, а пойдемте всем классом? И пошли - не всем классом, конечно, но втроем - вместе веселее, тем более, что всерьез мы это не воспринимали, просто впереди были окончание школы и экзамены и хотелось отвлечения, праздника, тем более в начале весны - все это приурочивалось к 8-му марта. Нас "записали", сфотографировали, поскольку мы пришли все вместе - то, узнав, что мне 16-ти еще нет, махнули рукой и тоже взяли в конкурс. Единственное, о чем пожалела, что к тому моменту отстригла свои длинные волосы, как-то после поездки и после всего произошедшего захотелось...
Мама меня поддержала, тем более, что сама работала тогда в клубе, где все это будет проходить. И даже вроде бы будет ведущей. Мы выбрали из журнала "Бурда" модель платья для "вечернего" выхода, все остальное тоже было сшито мамой в разное время - подобрали для остальных выходов. Проблема была с выходом в купальнике - представить себя на сцене, перед лицом толпы вот так, почти ни в чем - было страшновато. Да и фигура была, на мой взгляд, так себе - подросток... Я тогда решила пойти другим путем - взяла спортивный сплошной купальник и почти весь обшила блестками. Чтобы побольше "отсвечивать" и поменьше показать. К тому, же у нас все-таки Азия. Мало ли... Нас не особо готовили, конкурсанток набралось довольно много - все очень разные, и по росту, и по возрасту, и по объемам... В день конкурса, конечно, волновались, опоздали немного даже.  Я очень хотела получить номер 13. Но на последнем картонном кружочке с резинкой - было 17. Ну, ладно, в конце концов, мы же просто пришли поучаствовать в празднике. И вот действо началось. За кулисами было сплошное веселье - никакой особой конкуренции, просто будто второй новый год - все красивые, с прическами, длинными локонами, на каблуках... Целый день мы выходили на сцену - то в одних нарядах, то в других, и все на каблуках - устали к вечеру уже, не чаяли, когда закончится... Публика встречала каждый выход громко, народу было битком - еще бы в нашей "деревне" такое событие! И вот - финальный выход - в "вечерних" нарядах... Вышли, походили, и, наконец, объявляют победительниц... Конечно, мы были уже не совсем дети, и понимали, что победительницу назначат, ведь дальше она поедет на "Мисс Казахстан" - значит, точно должна быть казашка, и скорее всего - дочка одного из начальников, участвующая в конкурсе. К слову - она была действительно красавица, с длинными волосами, высокая, статная... И никто из нас не сомневался в ее победе. Итак, третье место занимает... И называют  номер: оказывается из нашего класса! Ура! Выходит, ей вручают цветы и огромный торт. Второе место... и называют номер: вторая моя одноклассница! она тоже выходит в центр сцены, там цветы, поздравления... И вот - первое место... И называют номер... мы все стоим смотрим - кто же выйдет, я вместе со всеми жду, и вдруг кто-то меня толкает, иди-иди, это же твой номер! Поскольку ожидание затянулось - повторяют номер еще раз, смотрю, и действительно - у меня на руке тот самый номер 17, который объявили. Ничего себе! Я вышла как во сне, мама как ведущая вечера, тоже обалдела - вышедшие члены жюри стали поздравлять, обнимать, чуть ли не целоваться лезть... Корону, которой должны были меня увенчать, так и не нашли, говорят, кто-то стащил... Я совершенно растерялась, и уже мама меня утянула со сцены, мы с девчонками поздравили друг друга, конечно, было понятно, что красавица-дочка начальника в расстройстве, мы сами не поняли, как это все получилось, шутили, что вот теперь у нас самый красивый класс в школе, да даже в городе и вообще районе! Конечно, как и корону, так и участие в дальнейшем этапе замяли... И я, честно говоря, была этому ужасно рада. Потому что совершенно не ожидала никаких последствий от участия в конкурсе, но еще очень долго оставалась местной достопримечательностью, и по-моему характеру это было невыносимо. Я теперь все время старалась быть как можно более незаметной - ведь помимо поздравительных, тут же стали раздаваться и возмущенные возгласы, что все это было подстроено, что этот номер был известен с самого начала, хотя многие знали, что он оказался у меня случайно (и что я дочка ведущей - тоже никто в жюри не знал (тогда я еще не была так похожа на маму), очень удивлялись потом...)
В общем хлебнули девчонки славы - одна из девушек из-за своей полноты, которая вовсе не мешала быть ей веселой и раскованной красоткой, она отлично танцевала в студии, работала поваром, получила звание "Мисс общепит" и ей вслед еще долго неслось это прозвище, впрочем, она с юмором это воспринимала... Мне же пришлось нелегко. Я не понимала, что плохого сделала - и за что меня дразнят... Но Рыжий, мой лучший друг на тот момент - сказал тогда: ты сильная, ты выдержишь. И все же я пыталась - еще короче обстриглась, надеясь, что меня перестанут узнавать и отстанут...
С другой стороны, это показало мне новое в людях, с чем я еще не сталкивалась. Как они могут быть злы без особой причины... Как могут врать, чтобы "заработать очки": был случай, когда через полгода уже мы шли небольшой компанией, среди нас был парень не из нашей школы, не знавший меня и напропалую хвастался, что с "этой мисс Каскелен" не только хорошо знаком, но и вообще пил у нее дома чай! Моя подруга, шедшая рядом, еле сдерживалась, чтобы сразу его не разоблачить...
Но особо переживать было некогда - совсем скоро экзамены, в школе, к счастью, все восприняли эту историю легко, порадовались, что самые красивые девушки учатся у них, и оставили это...
Мне же было все очень странно - ну какая я красавица в обычном смысле? теперь вообще со стрижкой самодельной на черта похожа. К выпускному только немного отросли волосы, и было не стыдно второй раз надеть замечательное платье, сшитое для конкурса...
Впрочем, как это и бывает - миновали экзамены быстро, школу я закончила хорошо, и надо было поступать. Выбрала самый большой университет - он даже был как небольшой город в городе, тем более, что один знакомый, который там уже учился, рассказывал постоянно как там здорово, и поехала сдавать документы.
Увы, я сразу почувствовала, что это все не мое, чужое. Но подумала, что я ошибаюсь: просто новое место, новые люди. Но видя, как бойко все сбиваются в стайки, что-то оживленно обсуждают, знакомятся - не чувствовала себя в своей тарелке. Вот тогда с Юрой, в горах, да. Ни нотки... Все нравилось. А здесь...
Но считалось, что это и есть "взрослая" жизнь - не из удовольствий, а из долгов и обязанностей. Экзамены сдавала, конечно. И была страшно удивлена, увидев за сочинение "тройку", ведь что-что, а сочинения всегда были на пять! Не может такого быть! Я даже добилась разрешения посмотреть, чтобы понять за что поставлена "тройка", из-за которой мне в сумме не хватило одного балла. Открыла титульный лист - а там чужое сочинение, не мое.  Вспомнились тут же и громкие разоблачительные статьи про махинации в университете, и собственное странное ощущение, что все здесь чужое, и потому, обнаружив подлог, я даже не удивилась. Увы, взрослая жизнь - взрослые правила.
Я забрала документы, хотя мне говорили, что все, кто не добрал одного балла, после первого семестра будут вызваны на учебу взамен первых отчисленных, но как-то это уже не вдохновляло. И не хотелось никакой филологии, если вот так все начинается...
Уж лучше идти в швеи-мотористки на год - в школе мы уже прошли практику на производстве, а потом снова поступать...
А пока - лето... В гости приехал друг семьи, который когда-то и познакомил отца с Юрой. Стал спрашивать, как жизнь, как дела. Уже не помню как зашел разговор про Юру - но в конце концов я в общих чертах рассказала, что было, как фотографировалась, тем более, что этот друг тоже, оказывается, увлекся съемками девушек... Посетовал, что вот уж он-то больше заслужил меня фотографировать, поскольку я "на коленях у него выросла"... Мне, правда, это было слышать странно - я как-то не ощущала, что выросла у кого-то на коленях, вроде сама по себе росла. Но это же друг семьи, каждый год приезжал к нам на несколько дней во время своих путешествий за бабочками. А когда узнал, что я еще и влюблена была, то чуть ли не расстроился, мол, "как же так может быть? Да ведь и лет-то сколько ему, ты хоть знаешь?" Я не знала, и как-то никогда особо не интересовалась. И когда теперь узнала, что Юра старше моего отца, то первыми чувствами были радость и благодарность, что такой взрослый, такой опытный человек обратил на меня внимание, вел себя со мной на равных и даже за что-то полюбил. Это же надо! Значит, действительно, есть что-то такое особенное во мне, что вызвало такие его чувства в мой адрес! А потом, конечно, стало грустно, что все теперь в прошлом. Но и осознание, что по-другому, скорее всего, и быть не могло...
- Кстати, в этом году юбилей, и ты могла бы поздравить его телеграммой, - добавил друг семьи...
- Да, наверное, хотя бы поздравить... - ответила я, думая уже больше опять о том, что было, о том, что я что-то не поняла, упустила зимой...
И через месяц послала телеграмму - поздравление, с названной цифрой юбилея, чтобы он понял, что я теперь знаю, и мне это все равно... Мне хотелось дать знать, что я помню все... Конечно, наивно было предполагать, что из одной телеграфной строчки можно будет все это понять. Но мы вообще часто думаем, что другой человек должен обо всем догадаться сам. И что он может воспринять все совсем иначе - даже в голову не приходит... Но тогда мне просто хотелось подать знак.

И вдруг, через пару недель, пришла бандероль из Москвы: с книгой и небольшим письмом:

Здравствуй, Эдик! Здравствуйте, Галя, Оля, Данилка, Петрович! Никак не соберусь напечатать ваши фотографии, но все же решил прислать новую книжку до. А то ваша моя библиотека без нее неполная. Сейчас уезжаю, но скоро вернусь и тогда уж соберусь, наверное, напечатать. Имею в виду черно-белые - шашлык и кое-что о наших великолепных походах, о которых вспоминаю, конечно же, с нежностью... Олечка, очень тронут твоим поздравлением, я оказался гораздо более тупым и зловредным. Прости, пожалуйста.
Увы, полиграфия у книжки - как всегда. Но что поделаешь. Сейчас пытаюсь «пробить» альбомы - сделал даже пару макетов в цвете, - но пока глухо.
Как жизнь? Оль, ты, конечно, победила в конкурсе красоты? Жаль, что получился такой конфуз с вашим приездом. Конечно, никто этого не хотел. Ну, ладно...
Все пока. Будьте здоровы!
Все же ваш Ю.А.
15 июля 1989.

Конечно, это было и приятно и как-то разрядило ситуацию. Папа написал в ответ большое письмо, а я... честно говоря, я даже особо и не знала, что писать... За это время все-таки многое изменилось для меня, но свои пару строк я вложила, когда папа отправлял конверт.

Юра!
Большое спасибо за книгу.
1. Жизнь полна чудес.
2. В конкурсе я действительно победила.
Писать пока ничего не буду. Более обстоятельное и подробное письмо напишу чуть позже.
Все основное написал папа.
Пока. Целую. Ольга. 15 августа 1989

Но уже закрутился новый этап в моей жизни, лето подходило к концу, и решался вопрос с работой, я случайно встретила маминого знакомого из РОНО, который, узнав, что я собираюсь в швеи-мотористки, предложил совсем другое - пойти работать в школу: "Ты что, у тебя же музыкальная подготовка, нам так не хватает музыкантов! Ничего сложного там нет, начальные классы, будет наставник, объяснит, поможет, выручай..." И я согласилась. Так что времени свободного сразу не стало - ведь надо было много готовиться, такая ответственность в 16 лет. Так что первые полгода было ни до чего, все как-то не доходили руки...
И вот, однажды, когда образовалось окно между уроками, я напросилась на урок к наставнику, но тема была не особо интересная и тут как-то само собой пришло в голову, что вообще-то уже прошло полгода почти, скоро Новый год, а я так и не написала обещанное письмо.

Здравствуй, Юра!
Скоро уже год, как мы с тобой не виделись, не разговаривали, и, что моя вина, конечно, не переписывались.
И вот только сейчас у меня нашлось немного времени сесть за письмо тебе.
И то пишу я тебе, присутствуя на уроке. Почему на уроке? Потому что я уже полгода преподаю музыку в общеобразовательной школе, у младших классов. Здесь же я веду хоровой кружок, аккомпанирую танцевальному кружку.
После школы я поступала на филологический факультет КазГУ, но мне не хватило до «проходного» 1 балла. Я сразу забрала документы, хотя все советовали подождать. Но меня и других не прошедших обидело то, что прошли в основном «имеющие дать». Еще когда мы только узнавали требования, нам прямо сказали: «Поступить трудно, но можно, если…» и добавили соответствующий жест. Но мы поступали, еще смутно веря в перестройку. Когда мы увидели всю систему приема – ужаснулись.
Вот и работаю я теперь в образцово-показательной школе, в прекрасном коллективе. Меня очень хорошо приняли. Правда сейчас у нас обстановочка не дай бог! Отмежевались все учителя-казахи. Но мы держимся, хотя они довольно настойчиво пытаются противопоставить себя нам – русским, немцам, татарам.
И все-таки я ничуть не жалею, что работаю здесь, потому что нашлись единомышленники, друзья.

Бережно храню в памяти каждую деталь наших путешествий.
Глядя на звездную бесконечность, вспоминаю то небо над палаткой, когда мы замерзли и рвали арчу на подстилку. Вчера я второй раз в жизни видела это небо. Мы провожали парня в ФРГ, а отмечали в КИЗе, где я и несколько моих друзей работаем. А вечером, часов в 10-11, пошли домой пешком. И над нами было это бездонное черное небо с мириадами звезд… А помнишь туман? В котором мы долго шли, а на нас смотрели «инопланетяне»? У нас сейчас каждое утро туман захватывает город. «Инопланетян» правда нет. А идиллические барашки? А малина и земляника? А комары? А-а, помнишь! Кстати, дед все-таки собирается везти нас на Чарын, хотя зарекся после Топара, что больше ни одной авантюры не провернет.

Чуча уже вырос и теперь у него появился друг – Персик. Очаровательный рыже-белый пушистый котенок. Вдвоем им очень весело. К тому же у Герды родился сын, похожий на нее как две капли воды. Вот они теперь и дают нам жизни.

Ах, да! Чуть не забыла.
Ты говорил, что делаешь альбомы. Я бы хотела, чтобы мои фотографии там тоже были, но только те, на которых не видно лица. К тому же я не отказалась бы иметь свои снимки. Ты же обещал выслать. Если это возможно, то я очень была бы рада. А то у меня кроме твоих писем и памяти-то никакой нет.

Кстати, что интересно, я буду играть Еву в спектакле «Божественная комедия». Очень интересная роль. У нас в школе есть инициативная группа, куда вхожу и я. Делаем вечера, ставим спектакли, так сказать «для повышения культурного уровня учителей». Инициаторами всего являются филологи и я.
В общем, интересно.
И работа хорошая, и коллеги.

Напишу несколько слов о моих. Мама по-прежнему работает в ДШИ, Данил ходит в 5-й класс. (Недавно он очень страдал из-за девочки, которая никак не хочет его полюбить, хотя он даже прическу изменил). Папа сейчас работает в редакции «Ленинского знамени», нашей районной «сплетницы», фотокорреспондентом и художником. Работа ему нравится, одно плохо: работает за троих, а получает копейки, как всегда.
Дед живет как и всегда жил. Потрясен творящимися на съезде делами, впрочем, как и мы все. Не съезд, а сплошной анекдот, не считая смерти Сахарова. Это был удар.

Ну вот в общем-то и все.
Конечно, буду ждать ответа и фотографий, хотя и знаю, что ты, как всегда, занят.

Поздравляю с наступающим Новым годом.
Желаю счастья, здоровья, огромных творческих успехов.
(Кстати, как там «Пирамида-2»? «Пирамиду» прочитало уже пол-Каскелена)

Да, и еще. Я уже не раз видела по телевизору работы Дихавичуса, во «Взгляде», в «120 минут» и еще где-то. Почему бы и тебе не попробовать этот путь? И вообще как с выходом на телевидение? Или в молодежный журнал? Я видела подобные снимки в «Студенческом меридиане», «Смене», в календарях для женщин, в молодежном календаре. Может это и не совсем то, что тебе нужно, но все же шанс…
Короче, желаю удачи, во всех твоих делах в Новом году, уже 1990-м.
До свидания.
Твоя (несмотря ни на что)
Олька.
21.12.89

В конце февраля пришел ответ:

Милая Олечка! Рад был получить от тебя письмо - честно говоря, уже и надеяться перестал. Рад, что у тебя в принципе все хорошо - институт, бог с ним, у тебя еще есть время. Кстати, ты ведь писала что-то про конкурс красоты и свою победу, но вскользь. Так что же там было?
Что касается меня, то, разумеется, я тоже все помню, очень рад, что помнишь ты. В прошлом году так и не удалось мне съездить куда-нибудь далеко, только к сестре на дачу, под Москвой и на неделю в Пицунду на Кавказ - как раз, когда там стреляли. Правда, и под Москвой у нас великолепно, много хороших снимков сделал. Что касается альбомов, то, как ты понимаешь, это не так просто, я-то сделал уже десять макетов. Макет - это модель «в натуральную величину», главным образом с черно-белыми отпечатками. Интересуются многие кооператоры и иностранцы. Но... Трудность в «первоначальном капитале», производство одного альбома стоит очень дорого, несколько сот тысяч рублей, а кооператоры у нас чувствуют себя пока весьма неуверенно... Накоплено у меня и около ста пятидесяти больших цветных фотографий для выставки, но выставка - это тоже очень и очень хлопотно (ведь нужно кропотливо оформлять фотографии, «выбивать» помещение и т.д.). Главное все же - альбомы. Заканчиваю работу над макетами только сейчас (выклеиваю последний, самый большой – «Времена года», хотя название это рабочее, настоящее пока что не придумал, 220 страниц, 300 с лишним слайдов…) Сколько времени требует эта работа - можешь спросить у папы, а еще надо учесть, что эти сотни подбираются из тысяч, и выбрать надо соответственно, потом соответственно расположить, чтобы красиво, без монотонности, с каким-то смыслом и т.д. Потом переснять каждый слайд, напечатать фотографию соответствующего размера, кое-что откорректировать, кое-что заменить, переснять снова и т.д. Наконец, аккуратно наклеить, потом макет сшить, переплести... Спасибо за твое разрешение, было бы обидно не использовать твои великолепные изображения. Кое-какие (монокль, где размыто) я включил во второй самый большой альбом – «Дыхание жизни» (так сказать, история возникновения жизни на Земле, женщина - как высшая ступень красоты природы, потом современный экологический и духовный кризис и возрождение…). Но самое главное - это в одиннадцатом макете, который будет называться «Везде встречаю образ твой...», строчка из стихотворения на первой странице: «В лесу, в горах, в пустыне и на море - везде встречаю образ твой, о, Афродита!» (Как тот «рядовой Иванов» из анекдота, ты, наверное, знаешь... Материал для пародистов...). Что касается тебя, то ты ведь и в лесу (заповедник), и в горах... И, конечно, в пустыне - вне конкуренции!
Жаль, конечно, что получился у нас некий конфуз. Но ничего не поделаешь. К тому же все было, наверное, слишком хорошо, а если бы ты еще и приехала к Москву одна или смогла бы приходить одна, то...
Так не бывает! Но вообще-то мы пока живы, и ты вот написала, да еще и подпись – «твоя»… Правда, еще и «несмотря ни на что». Ну, а что же, собственно?...
Юлька передает тебе привет, как и папе с мамой, деду и Данилке. Она вышла замуж и сейчас в «интересном положении». Как видишь, не так уж я ее и «измучил», мы остались в дружбе.
Что касается твоих фотографий. Пока я делал только «голографию». Фотобумага кончилась, и достать ее невозможно. Есть прекрасные цветные негативы, где ты в платье, с цветами, до них, увы, не дошло. Вообще катастрофа с фотоматериалами. Могу прислать черно-белые, где Юлька фотографировала «процесс фотографии» в пустыне. Но ты же говорила, что «такие» не надо. Прислать?
Календари, журналы... Пока этим не занимался - у меня глобальное наступление, с альбомами. Кстати, Дихавичус ведь был у меня в гостях и рассказывал, что со своим альбомом он бился несколько лет, а получил, между прочим, всего около двух тысяч - меньше, чем я получал за своих «букашек» в книгах... Сейчас уже ни для кого не секрет, в какой стране мы живем и чего стоит «пробить» хоть что-то стоящее через железобетонную стену Пирамиды. Потому-то и со временем так туго, Олечка. Его бессовестно ворует у нас Система. Последняя часть «Пирамиды-2» так и будет называться: «Украденная жизнь». Хотел закончить ее к Новому году, но замотался с макетами. Ведь даже черно-белую фотобумагу у нас не так-то легко достать... Папа все это хорошо знает - в Москве не намного лучше, чем в Каскелене...
Пока. Целую. Все помню. Жду ответа.
Огромный привет родителям и всем знакомым. Счастливого Нового года - Года Белой Лошади, который, кстати, начался по восточному календарю, как будто бы, только сегодня...
28.01.90 Твой Ю.А.

Конечно, эти письма уже были скорее дружескими. И потому паузы между ними стали длиннее...

апрель...
Здравствуй, Юрий Сергеевич!
Наконец-то собралась тебе написать, мой милый. Постоянно не хватает времени, чтобы написать.
Вообще не хватает времени.
Я сейчас собираюсь поступать, усиленно готовлюсь. Куда? В ЖенПи на музыкально-педагогический факультет. Я уже год работаю в школе, преподаю музыку. Всегда с благодарностью вспоминаю Юлю, которая приобрела такие замечательные ноты. Как она там? Помнит ли нас? Я постоянно вспоминаю наши путешествия. Со Жданко поддерживаем дружбу. 25 апреля прилетает Легезин. Начинается новый летний сезон. Через 17 дней мне исполняется 17 лет.
Насчет слайдов и фотографий. Вышли хоть что-нибудь. А то я иногда думаю, не приснилось ли мне все это. Пусть даже в процессе работы и черно-белые, только хоть что-нибудь. Ну а цветные по возможности. Помнишь, ты обещал сделать большие 30х40. Сделаешь? Ну ладно, хватит об этом, а то опять времени не хватит обо всем рассказать.
О работе написала, что еще?
На личном фронте особых успехов нет. Воздыхателей хватает, особенно после конкурса, а вот любви, большой и светлой, таких чувств, какие я испытывала к тебе, нет. Было что-то вроде призрака, но настоящего пока не было.
Но в общем живу так же насыщенно как и всегда. Езжу в театр, сама слегка выступаю. В основном выступают теперь мои маленькие ученики.
Об отце ты знаешь, он работает в редакции. Мама по-прежнему работает в школе (у них там две «мафии»). Данил растет, учится в художественном классе ДШИ. Чуча передает тебе привет. И Персик (как-нибудь пришлю тебе его фото) тоже, еще больше непосредственный, чем Чуча.
Пока заканчиваю, потому что мысли куда-то разбежались. Но при возможности напишу еще и буду стараться писать чаще. И от тебя, конечно, жду новостей (и фотографий).
Ну все.
Пока.
Очень крепко целую. (До сих пор жалею о московских неприятностях)
По-прежнему твоя
Ольга.
22.04.90


январь
Милая Олечка, а точнее - моя Олька, - здравствуй! Вот, когда только и прорвалось мое молчание... Тебе трудно, наверное, поверить, но все равно буду оправдываться: заканчивал свою повесть, продолжение «Пирамиды» - «Пирамиду-2», - и не написал ни одного письма… Я ведь говорил, что получил много писем на «Пирамиду», и продолжение основано на них. А там… Приходилось во все это погружаться, и полтора года фактически жил не своей, а чужими жизнями и, увы, несладкими… Правда, параллельно, для отдыха, продолжал делать макеты альбомов, которые… увы... тоже пока лежат, хотя уже очень многие старались помочь с их изданием, но... То с бумагой напряженка в стране, то некому вложить средства, а их нужно много, то... Ну, в общем все пока впереди. Скорее всего, придется просто основать свое «малое предприятие», другого пути что-то не находится. В новые журналы мои слайды берут с удовольствием, но... Сами журналы выходят с огромным трудом и дикими задержками.
Ладно, хватит о делах, это лучше напишу папе.
Все, что было в наших путешествиях, помню, конечно, как сейчас. Тем более, что есть и слайды. Кстати, у Юльки сын, Дима, уже больше полугода. Тебе огромный привет.
На днях собираюсь печатать ч.б. фотографии, обязательно сделаю те, где шашлык, тогда и пошлю вместе с письмом папе. Насчет цветных, увы, по-прежнему туго. Нет бумаги. Ты же по папиным делам знаешь, как у нас со всем этим. В Москве тоже... А точнее - во всей стране.
Как ты? Со времени наших путешествий прошла целая вечность. Хотя и то звездное небо, о котором ты писала, и ночь в палатке, которую чуть не снесло во время грозы (помнишь, на «пятачке» за перевалом, в первой поездке?), а потом как нагревали дыханием чай, как фотографировали тебя впервые… Лошади, помнишь? А до этого, вечером - «пришельцы»... Туман... Потом путь обратно, овцы в машине, переправы через ручьи... Заповедник потом, наши походы втроем, малина, путешествия до горам, поход с папой вверх по ручью, твой трогательный подарок (банка малины), когда мы с Юлькой спустились с горы... и все время ты, твой очаровательный образ - как центр, как средоточие всей этой благодати… И потом, во второй приезд, наши гонки на мотоцикле (папа у тебя молодец все же, и мама - за то, что разрешила...), поиски барханов и, конечно, те две ночи в палатке, первая - на гудроне, помнишь?, а вторая на берегу канала, в борьбе с комарами... Почему-то вспоминается тот наш «обед» на заброшенном аэродроме, когда ели арбуз и слышали по транзистору песню Корнелюка… Да, моя «Пирамида-2» - это совсем, совсем другое... Но сейчас имею право и отдохнуть.
Но как же все-таки ты? Напиши, ладно? И сразу, одним махом, поздравляю тебя со всеми прошедшими праздниками, с которыми нахал, понимаю... - во время не соизволил... С Новым годом и, особенно, с Днем Твоего Рождения... Целую крепко-крепко. Жду ответа.
Твой Ю.А.
31.01.91.


февраль
Здравствуй, Юрий Сергеевич!
Вот уж, честно говоря, не ожидала! После такого долгого молчания…
Но я рада, что наконец-то ты освободился настолько, чтобы написать мне. Я уже боялась, что ты сменил адрес, но Легезин меня успокоил. Пыталась даже звонить тебе, но не вышло.
Рада за «Пирамиду-2». Половина Каскелена давно ее ждет.
Кстати, Легезин говорил, что видел мои изображения в «западном варианте» и обалдел. Но он не упомянул, какой именно снимок.
Приятно, что ты помнишь подробности наших путешествий. И, конечно, передавай огромный привет от нас Юльке и Димычу.
У меня все хорошо. Правда, хорошо – не значит безоблачно, но это не суть важно. Налетали и штормовые тучи, но шторм проходит быстро, оставляя на берегу лишь несколько выброшенных дельфинов.
Работаю в самой что ни на есть провинциальной школе (12 км от Каскелена). Сею разумное, доброе, вечное. Есть кое-какие успехи, но по сравнению с тем, что впереди, пока очень малые.
Но в общем, все по-старому. Такие же периодические депрессии. Такие же яркие полосы везения. Сейчас одна из светлых полос, пожалуй самая яркая за последних два года. Теперь думаю, очень надолго (тьфу-тьфу-тьфу).
Неполадки были только со здоровьем. Месяц провалялась в больнице, месяц дома. Теперь вроде все позади.
Я также, хоть и с опозданием, поздравляю со всеми прошедшими праздниками.
Кстати, летом думаю вырваться в Ленинград, а попутно прокатиться в Москву. Неплохо было бы повидаться, а? Или на худой конец созвониться. Хотя созвониться можно и отсюда, если бы я только знала, когда тебя можно застать.
Ну вот пока и все.
От неожиданности как-то и не соображу что еще написать. Но думаю, в следующих письмах восполню пробелы.
Пока. Целую нежно-нежно!
Твоя Олька.
5.02.91.


апрель
Олечка, здравствуй!
Послал бандероль с фотографиями и там не написал ни слова для тебя, потому что хотел тотчас написать тебе персонально. Но время идет, хлопоты... Вот только теперь собрался. Кстати, получили ли вы снимки? Письмо твое - февральское - получил, спасибо за добрые слова и за поцелуй. И за обещание прислать еще письмо, более подробное. Его я, правда, так и не получил.
Ты пишешь, что пыталась со мной созвониться. Это элементарно, утром я практически всегда дома. И если бы ты заехала в Москву по пути в Ленинград летом - было бы, конечно, великолепно. Ужасно интересно, какая ты сейчас. То, что было, я по-прежнему хорошо помню, память на события у меня почти фотографическая. Но ведь скоро три года, как... В моем возрасте это не срок, хотя по теперешним временам все равно срок приличный, а в твоем - целая эпоха. И все равно ты уже поняла, наверное, что жизнь вообще-то и складывается из таких вот происшествий, потому-то я так их и ценю...
Жизнь у нас, конечно, теперь фантастическая, чуть ли не каждый день ожидаешь то ли взрыва, то ли фортеля правительства, наподобие космического повышения цен. Как вы? Меня удивляет одно: ведь людей, похоже, хотят уморить, как тараканов, а ничего, терпят.
У меня все непросто. Лежат четыре больших и, по-моему, очень нужных сейчас «сочинения», в том числе и «Пирамида-2», но опубликовать их сейчас не легче, а то и труднее, чем раньше... И, конечно, слайды. Причины разные, но распространяться о них просто лень. Там видно будет. Тем более, что загадывать даже на неделю вперед ничего нельзя.
Целую, помню, жду.
Твой Ю.А.
17.04.91
Привет от Юльки.


продолжение

Tags: история любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments