Ольга (ovaleeva) wrote,
Ольга
ovaleeva

Categories:

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ - 16. Поездка в Москву.

предыдущие главы здесь

Наконец, мы собираемся ехать в Москву! Мечты становятся явью?...
Мама изо всех сил занималась приготовлениями - я-то, по правде говоря, ощущала себя немного "багажом", от которого мало что зависит, хотя изначально даже предлагался вариант, чтобы меня одну отправили, а там бы Юра встретил и проводил, но он, конечно, особо и не рассматривался, маме тоже хотелось поехать, походить по музеям-театрам, и опять же зайти в "балетный" магазин - там пуанты для девочек, и всякие блестки... Мне оставалось только ждать...


И вот: уже улажены все дела, взяты билеты, мама звонит Юре, мол, встречайте 28-го... Вообще-то Юра с Юлей приглашали нас после Нового года, и Юра писал об этом, но взрослые же как-то сами все решают... Но в общем и не удивительно, что разговор по телефону не получился, ждали нас числа 2-го января, а 28-го никак... Мама растерянно положила трубку, мол, не знаю, как же теперь ехать, раз нас не встретят... Стали они советоваться с папой, я же только пыталась уловить - что же, как же теперь... Едем? нет?
В общем, папа собрал все телефоны своих московских знакомых - мол, где-нибудь да удастся перекантоваться... Как я поняла - едем.
И вот летим. Настроение праздничное! Скоро Новый год - и мы будем в Москве!
Прилетели вечером - все в сугробах, яркие огни аэропорта, мама из автомата звонит: сначала все-таки Юре, ну мало ли - вдруг что-то изменилось? Но там - тишина. Потом методично обзванивает все другие московские телефоны - тоже везде безответно. Перед Новым годом, видимо, мало кому возможно дозвониться. Что же делать? Собственно я-то мало, что могла, кроме как стоять рядом и ждать. Тут я была просто ребенком при маме. Это в горах я была сама собой, это в своей комнате, в одиночестве, я могла чувствовать себя вполне взрослой... А тут... Последний отчаянный шаг - мама звонит в Ленинград, нашим друзьям, и вдруг дозвонилась. Они тут же предложили приехать к ним. Едем на Ленинградский вокзал.
И через несколько часов - мы уже в поезде, и все дальше удаляемся от Москвы...
Утром мы приехали в Ленинград. Друзья разместили нас у себя - в тесноте, да не в обиде - в однокомнатной квартире, где уже была еще одна гостья - их подруга из Москвы. Она тут же предложила, когда мы вернемся в Москву, поселиться у них в коммунальной квартире, где есть свободная комната. Так что все как-то разрешилось... Но стало совсем другим.
В Ленинграде друзья устроили нам несколько больших экскурсий, показывали достопримечательности, водили по музеям, много рассказывали, мы ходили в театры, но все было как во сне... Мне понравился город, да, и было интересно - все так неожиданно повернулось... И было трудно разобраться - вроде все хорошо, а душа не на месте... Мама, видимо что-то заподозрила и в какой-то момент спросила меня прямо, а не влюбилась ли я? Я что-то неопределенно ответила, что, может быть и влюбилась, но не могла же я ей вот так все и рассказать... Я даже не знаю, чего я боялась - но не могла рассказать правды. Я ни разу не рассказывала, о чем мы переписывались, я не могла себе представить, что она бы узнала - как мы ездили, и что между нами возникло... Но ей было достаточно даже того, что я все-таки проговорила, чтобы появился повод рассказать, что все мои чувства - это всего лишь детское увлечение, что все это не может быть серьезно, что Юра взрослый человек со своей жизнью, и видимо, в ответ не испытывает ничего такого - раз вот не встретил нас, хотя вроде бы сам и приглашал... И вообще, поскольку он писатель, то мы для него всего лишь "материал"... Я не знала, что на это возразить...
Все такое было в моей жизни впервые... Что я могла знать о любви? То, что рассказывали мама с папой о своей истории, да то, что в фильмах, книгах. А в книгах тоже все по-другому: другое время, другие обстоятельства, другие герои... Может быть то, что у нас произошло, на самом деле - что-то невозможное?
Ну да, были встречи, потом переписка - и что с этим делать? Впереди окончание школы, экзамены, поступление в институт, новая жизнь... Конечно, это были только обрывки мыслей - среди массы впечатлений от музеев, спектаклей, рассказов...
Наконец, уже 3-го января, мы снова оказались в Москве. Нас поселили в одной из пустующих комнат в коммуналке, наша хозяйка, как оказалось, работает в Музее народов Востока, и пригласила побывать там. К тому же и здесь музеи и театры - столько всего нужно успеть. Все как-то само по себе происходило вокруг, я уже даже и не знала - а сможем ли мы вообще увидеться с Юрой? Наконец мама сказала, чтобы я позвонила ему. Я набрала номер - Юра буквально набросился с вопросами, куда мы пропали, даже не давали о себе знать, он переживал, приехали ли мы вообще... Я совершенно растерялась, что-то мямлила, что мы вот были в Ленинграде, вот только приехали... Мама стояла рядом, в ожидании, потому все то, что я могла бы сказать, будучи наедине с телефоном - застревало у меня в горле... Я пыталась сказать, что вот мы с мамой могли бы приехать... На что Юра тут же спросил - а может я смогла бы приехать одна? Я надеялась, что мама хотя бы этого не слышала - и что-то снова стала мямлить, чтобы она не догадалась о таком предложении... Мы же с ней везде вместе, и как бы я могла объяснить - почему мне хотелось бы поехать одной? В общем кое-как договорились, что еще созвонимся, потому что пока точно неизвестно, когда... Мама просила узнать - может быть он с нами пойдет куда-нибудь? Я передала, понимая, какая это все ерунда получается, и все не так должно было быть... А как? Я тоже не понимала...
В общем, вся эта поездка в Москву стала катастрофой. Я оказалась не готова защитить свои чувства... И как их защитишь - когда на них не нападают вроде? А просто говорят, что это и не чувства вовсе, а так...
Сейчас, после стольких лет - я понимаю, что тогда мама, не зная подробностей, а только видя мои метания - по-своему, как умела, пыталась облегчить мою участь... Занимала меня театрами-музеями, пыталась "показать мир"... Это я очень долго не могла понять и простить... И даже много лет не решалась спросить - что она думала тогда? Этот вопрос меня мучил годами - зачем она разрушила тогда наши отношения так запросто и так жестко... Спустя 23 года после той поездки, она вдруг спросила меня, а что мы тогда делали в Москве? как все это было? где мы жили? куда ходили?... Я поразилась и спросила в ответ, разве она сама не помнит? Оказалось, что она не помнит даже, что мы Новый год встречали вообще в Ленинграде. Я знаю это удивительное свойство ее памяти давно - она напрочь забывает все "ненужное". Но все же не могла поверить, что она на самом деле не помнит настолько... Однако, оказалось, что и правда не помнит... И все рассказанное мной было для нее практически сюрпризом, особенно то, что она что-то разрушила, ведь я ничего толком и не рассказывала, она даже не знала что у нас было...
А тогда все превратилось в непонятно что. Я толком не могла ничего сказать Юре - ведь мама все время была рядом. И даже когда мы приехали к нему, и все-таки что-то смотрели, какие-то слайдфильмы - я была в каком-то оцепенении, и даже когда вдруг мама отвлеклась и не слышала, и Юра пытался снова сказать, чтобы я постаралась приехать одна - я промямлила, что не могу, и вообще, обещала одному мальчику "вести себя правильно", сказала это, чтобы уже просто прекратилась эта пытка вопросами, на которые у меня не было ответа, чтобы избежать мучительных переживаний... Да и как бы я приехала? Я - ребенок. Кто бы меня куда отпустил одну в огромном городе...
А что я еще могла промямлить, когда он спрашивал, может я смогу приехать одна, а мама была рядом? Я же ПРИ НЕЙ не могла даже просто поговорить так, как наедине - я же не могла себя, и даже больше - ЕГО выдать... НАС - выдать...
Я ведь вообще старалась все, что можно, скрыть - это было мое личное... Я привыкла жить сама по себе, и уж если я по мелочи ничего особо не рассказывала, тот как тут-то, когда ТАКОЕ! Это было мое, трепетно оберегаемое от других, сокровище... Одно дело рассказывать знакомым, друзьям - что вот, приезжал к нам писатель, подружились, переписываемся, но то, что у нас возникло гораздо большее - об этом никому, кроме одного-единственного друга, которому я доверяла....
Мы еще ходили в музей - нас сопровождала Юлька, а Юра сослался на занятость и не пошел с нами... Юлька о чем-то секретничала с мамой все время, пока мы ходили среди картин и скульптур, потом мне мама поделилась, что Юлька рассказывала об их сложных отношениях с Юрой,  и я снова почувствовала себя как тогда, в заповеднике, когда Юлька мне говорила, что я навязываюсь, и что это вообще-то не хорошо, что у них отношения... Потом были еще какие-то спектакли, выставки, беготня...
В последний вечер перед отлетом мы снова побывали у Юры - все опять как-то не так, хорошо было только во время показа слайдфильмов, когда темно, звучит музыка и вдруг возникло ощущение, что это вот и есть настоящее, и все так же как было...
А потом Юра нас провожал на такси до аэропорта, на прощание попытался меня чмокнуть в щеку хотя бы, но мама потянула меня за руку в машину и прощальный поцелуй угодил в шапку... Всю обратную дорогу я думала, что наверное действительно "так не бывает". Что просто одно дело - когда поездка, приключения, ощущение свободы, что-то вроде каникул... И совсем другое - вся эта сложная взрослая жизнь, в которой я ничегошеньки не понимаю. А мама все-таки не такой уж и чужой мне человек, и конечно желает мне добра и как может быть иначе...

продолжение
Tags: история любви, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments