Ольга (ovaleeva) wrote,
Ольга
ovaleeva

Categories:

История любви - 15 - переписка продолжается... - 2

начало главы тут

"Милая моя девочка! Получил сразу два твоих письма – ответы на мои. Очень, очень ждал, без конца ходил открывать почтовый ящик и на почту, где мне сейчас оставляют все газеты. А письма твои почему-то бросают в ящик, и, слава богу, они пока ко мне попадают. Письма твои очень хорошие, спасибо, да и другие, пусть маленькие, которые я получил после того, как отправил свои, – тоже. Все в порядке, Олька, мои упреки можешь «считать недействительными», ты прелесть и главное тут, знаешь, почему? Потому что такая же откровенная в письмах, как в съемке, просто чудо. Я до сих пор, разглядывая слайды, отбирая лучше и вспоминая все, поражаюсь твоей очаровательной раскованности, естественности, которой и у взрослых-то порой нет... Да и вообще во всем – мне трудно даже припомнить, чтобы с кем-то было так легко с самого начала – ведь что ни говори, а отношения между мужчиной и женщиной не простая «материя»! Я с тобой себя чувствую совершенно естественно, и ты, по-моему, тоже, это прекрасно. Очень много думаю о тебе... Ладно, я, честно говоря, так и думал, что не получится с "золотой осенью", понимаю. И ты не расстраивайся, мне пока хватит того, что ты хотела бы – это самое главное, будем надеяться, что у нас еще все впереди. А жаль, что мы не сфотографировали тебя с Чучей у тебя дома, я представляю, как это могло бы быть здорово. Но, может быть, и это впереди?... Мечтаю приехать к вам на твой день рождения – если вы конечно пригласите, – и, как задумывали, съездить в пустыню...



Твои беды, милая, пройдут, это я уверен. Просто сейчас, я чувствую, у вас «напряженка», а у тебя десятый класс, да еще библиотека, да распри дома и т.д. Бывает! Всякие несуразности с ребятами и девчонками – это ведь тоже обычное дело, особенно в твоем возрасте. Тут порой даже трудно что-то понять, часто зависит вовсе не от тебя – ведь вот смотри, даже у нас с тобой столько «обстоятельств», хотя ясно же, как мы с тобой друг к другу относимся, правда? Смены настроения и всякие другие происшествия бывают у всех, так чего ж удивляться! И все равно от тебя самого зависит очень и очень много. Ну хотя бы самое главное – внутренняя гармония. Многое можно сказать по этому поводу... А для начала хотя бы вот что: ты никогда не знаешь «где найдешь, а где потеряешь». Ты не в состоянии понять, что для тебя хорошо, а что плохо. Мы часто отпихиваемся изо всех сил от того хорошего, что пытается сделать для нас «наш ангел-хранитель» и, наоборот, в тупой слепоте стремимся к какой-нибудь чепухе. Что же тут делать? Как понять? А просто, наверное: не суетиться. И слушать музыку жизни. Это непростая истина вовсе, для того, чтобы ее по-настоящему понять, я должен был очень много пережить и даже побывать в больнице (на «скорой» привезли, это десять лет назад было) – об этом как раз та самая повесть, последняя – «Карлики». В теории я об этом и раньше догадывался, но по-настоящему понял только там. Серьезный такой вопрос трудно, конечно, так вот в письме тотчас и объяснить, но, думаю, ты все же готова для того, чтобы хоть отчасти понять. Поймаешь, для человека гораздо важнее то, что происходите внутри него, нежели то, что снаружи. И имею в виду план духовный, понимаешь? Ведь, согласись, можно быть несчастным, обладая несметными сокровищами. И – наоборот. Потому что все дело – в гармонии. С собой и с миром. Так вот «изюминка» в том, что гармония «с собой» – это и есть гармония «с миром». Потому что на самом деле каждый человек включает в себя весь мир, хоть и является его частью. Парадокс! Но, похоже, так и есть... Объяснять, пожалуй больше не буду, тут нужно много слов, но твоя интуиция – которой я в общем-то, восхищаюсь – тебе все равно подскажет, как все сказанное понять. Ты – прелесть. В съемке, в нашем «электричестве», в письмах, в нашем разговоре в палатке на берегу канала, даже просто и поведении в «экспедициях» (я все еще пишу для себя «отчет» и опять убеждаюсь) – ты есть то, что надо. Ты права, понимаешь? А значит, все в порядке. Остальное зависит уже не от тебя... 5-го – от тебя, 7-го – от тебя и тут ты, пожалуй, неправа, но это уже отдельные частности, над которыми, может быть, стоит «работать»! – нет, не может быть, а просто нужно, – но это уже не основное, понимаешь? Так вот мое убеждение (к которому я пришел не просто так, а – через жизнь) в том, что нужно быть правым, а остальное – приложится. Правым – это, ты понимаешь, конечно, не перед людьми с упрямством осла, а – перед самим собой, перед чувствами, мыслями, совестью и т.д. Правым в своем восприятии жизни. И соответствии ей. Ты понимаешь, конечно, что эта «правота» обязательно включает внимательность, способность учиться, совершенствоваться и т.д. И ты догадалась, конечно, что я говорю о том самом – о гармонии. С собой и миром. И не надо бояться страданий. Стремиться к ним тоже совсем ни к чему, но бояться не надо. «Страдания даются нам для того, чтобы мы что-нибудь поняли» – вот одно из восточных правил, которое кажется мне очень мудрым. Олечка, девочка, извини, если все это очень серьезно и заумно, но мне почему-то кажется, что ты все равно поймешь. И поймешь самое главное: ты прелесть «в Божьем замысле», так старайся всегда быть ею, и ничего не бойся. Конечно, надо уметь защищаться – для того и даны тебе тело, разум и т.д. Но главное – быть в гармонии с миром (по большому счету), быть выше преходящих неприятных мелочей, помнить себе цену и не падать духом, если кто-то этого в какой-то момент не сумел оценить – не терять ощущения радости жизни, гармонии, благодарности за то, что ты существуешь, а следовательно – обладаешь возможностями! Не терять ни при каких обстоятельствах. И если трудно – вспоминай хорошее, возвращайся к нему памятью не для того, чтобы жить только им, разумеется, а для того, чтобы понимать: было – значит есть. И будет! А всякие бытовые мелочи – чепуха. Вот, к примеру, мне было так неприятно и грустно 7-го, но твои письма в сущности все исправили. Так и все. С кем-то чего-то не получилось? Неприятно, конечно, но абсолютно ничего страшного. Может быть, даже хорошо. Зато сохранила свободу. Еще получится! И не раз. Со мной-то, видишь, совсем неожиданно. И ведь это прекрасно, Олька. Ты бы знала, как я сейчас хотел бы тебя видеть, прижать к себе... А ведь я не какой-нибудь сопливенький голодный мальчик.
Все нормально! Учись, делай свою постановку, помогай по дому и т.д. Только о здоровье не забывай, это тоже важно. Ты – прелесть, это самое главное. Пытайся понять «музыку жизни». И не забывай о защите. Ничего не бойся, но не будь дурой. Сумеете приехать на зимние каникулы – это будет прекрасно. Неужели нам удастся хоть чуть-чуть побыть вдвоем? Даже не верится...
Да, спасибо, что ты написала целых три письма еще до того, как получила мои. Хотелось – и написала. Ну как же не прелесть?
Целую тебя крепко-крепко, милый мой ребенок. Как жаль, что это лишь так вот, в воображении... Пиши, ладно? Я очень люблю твои письма.
По поводу твоих «неудач»... А вдруг Бог хранит тебя для меня? Откуда мы знаем... Но это я так, ты не думай. И вовсе я не такой эгоист. Ты, главное, не дергайся. Ты красивая, стройная, очень привлекательная девочка. Я от тебя балдею напрочь – ты это знаешь. Уверяю тебя, что это кое-чего стоит. Так о чем же речь? Все будет, Олька, только сама будь всегда «в форме», вот и все. Ах, как же хочется, чтобы ты поскорее "выросла" – помнишь твой ответ?
Пока. Опять целую. И жду писем.
З.10.88.       Твой Ю.А.

Перечитал твои письма и решил добавить.
По поводу твоих конфликтов с классом. Тут тебе может мешать: некоторая «гордыня» – а она у тебя есть, это именно недостаток гармонии, ибо человеку, который рад жизни и уверен в себе просто незачем заноситься перед другими. И еще – все тот же недостаток внимательности. Мы слишком часто судим себя и окружающих людей по разным меркам. Себе – «презумпция уважения» во всем. Другим – строгий спрос. А ведь и другие так же, как мы, могут быть неуверенны в себе, а потому спесивы (хотя иногда спесь – от чистой глупости, верно). Вот ты же 7-го, например, передо мной выглядела весьма не такой, какая есть, правда? Так и другие. Тут-то и поможет внимательность: разглядеть истину и, может быть, простить. Помня, конечно, что это может повториться, а потому быть готовым... Когда ты, понимая, прощаешь, – тебе очень часто люди благодарны. Они ведь и сами про себя все понимают, но что же делать... Когда же ты даешь ему «презумпцию уважения» – как же за это не благодарить, не ценить? Но самое главное: если в тебе есть та самая гармония (которая непременно включает и доброту), люди это видят. И очень ценят. Только не надо быть злой. Вот и все. Ну, хватит поучений. Дай-то бог, чтобы это тебе хоть чуть-чутъ помогло.
И еще повторю: все нормально, Олька. Только не болей.
Целую! Пока."

Я перечитывала снова и снова, не веря даже своему счастью... Увы, было ясно, что если мы и увидимся теперь - то только зимой, и я с особым пылом включалась в разные дела в школе и в библиотеке, чтобы как-то отвлечься и переждать. Библиотека - вот где еще я чувствовала себя человеком. Там у меня был друг - Аллочка. Ей я тоже могла рассказать абсолютно все. Это удивительный человек - раньше говорили просто: "инвалид с детства", но кого-кого, а ее меньше всех поворачивался язык бы так назвать. Более веселого и жизнерадостного человека я там не встречала. Нам казалось, ей трудно ходить, но она не только ходила, а бегала, иногда могла споткнуться и упасть, и тут же засмеяться этому нелепому случаю. И у нее были "зеленые руки" - то есть любой отросток, любая полуживая веточка, которую она сажала в землю, принималась и росла, и цвела. Все цветы и кусты в библиотеке были под ее надзором. И вот ей я рассказала практически все. Еще после первой поездки. И когда Юра приехал еще раз - я пригласила ее к нам в гости, познакомиться, потому что она знала "Пирамиду" и была настоящим другом, и по-настоящему обожала книги, литературу, это она пускала меня в запасники, куда никого не пускали - и я могла часами там искать что-то новое почитать, потому что все, что было интересного в обычном доступе - уже прочитано...  И только с ней я делилась своими переживаниями, тем, какие чудесные письма получаю... Ведь каждое письмо поражало меня тем, как здорово что-то объяснялось, по-настоящему, всерьез...

"Здравствуй, Юра!
Давно собираюсь засесть за письмо. Вот наконец выдалось "затишье в кипящей жизни общества". Второй день не хожу в школу – что-то в организме бунтует, голова болит, какие-то дурацкие сны снятся. Наверное магнитные бури. Если в письме окажется чушь, не удивляйся – мозги не работают... Кран падает... Ой! Он правда упал. Надо посмотреть... Здорово! Злополучный башенный кран, который ты мечтал взорвать, наконец-то убрали. Даже непривычно как-то. Но хорошо.
Сейчас закончила книгу "Зажечь свечу", начала "Луну над пустыней". Помнишь, Юля говорила, что читая твои книги, она представляет другого на твоем месте, я же наоборот ясно вижу именно тебя, представляю все четко. Меня вообще замкнуло на твоих книгах. Хожу и всем доказываю, что необходимо быть искренним, свободным и т.д. Кстати, у меня здесь на этой почве друг появился. Ему настолько понравились твои и мои мысли об Истине, об искренности, о свободе, что он решил, что надо обязательно с ним встречаться не менее двух раз в неделю и обмениваться этими мыслями. И знаешь, что меня больше всего в нем поражает? То, что многое в нем так похоже на тебя, один к одному. Даже отношение ко мне. Кстати, он рассказал мне о своей мечте. Он хочет написать роман о "герое" в борьбе с "карликами" в душе человека. Герой в кавычках, потому что этот герой не сам человек, а его внутренние черты, вместе взятые. "Герой" антипод твоим "карликам", если я правильно поняла его и твои мысли. Алик не пишет этот роман только потому, что он уверен в себе, но не уверен в своем умении правильно выразить свои мысли, так чтобы это было понятно другим. Он мечтает найти наставника или учителя, чтобы тот "пропускал" через себя его мысли, как заготовку через станок и выдавал готовое предложение, мысль. Может ты ему что-нибудь посоветуешь? Алику 22 года, турок, учится в КазГУ, будет педагогом-историком, но хочет участвовать где-нибудь в раскопках древних курганов. Увлекается 17-м веком. Хороший парень, верный друг.
Чучка прибежал. Привет вам с Юлей передает. Он у нас молодец. В воскресенье трех мышей и землеройку поймал. Большой стал.
Стройка наша продвинулась. Кухню почти кончили, отопление наконец сделали (за два дня!). Кругом ремонт, отделка.
В библиотеке мы решили ставить лирическую-лирическую-поэтическую-музыкальную композицию на стихи русских поэтов о любви и русские романсы. Должно получиться что-то грандиозное. В процессе подготовки задействовали книгу, в которую вошли письма великих своим любимым, и им от любимых. Мы их читали, а я сидела и думала: "Знали бы вы, какие прекрасные письма я получила!" (За какие только заслуги? Я их не стою.)
Чтобы точнее все выразить, перефразировала стихи А.Бунина:
...Я трижды тебе принадлежу отныне:
И с давних пор, и раз, и навсегда.
Меня не ты ли первый разгадал
И сердцем принял сердца позывные?
Не ты ли первый отозвался песней
на первый вздох мой, первую весну,
И попытался первый в поднебесье
мою земную вознести красу?!
***
Сейчас по радио слушала "Ностальгию" Ф.Гойи – вспомнила "Морскую серию". Я ведь, кажется, не рассказывала тебе о впечатлениях на слайдфильмы? "Абстракции" я смотрела по-разному. Первый раз это были отдельные картинки, красивые, но без связи. Только после "катастрофы" было что-то цельное. А во-второй раз это было подземное путешествие. Разные спиральные входы и пещеры, и  Красная река, потом стремительный тоннель разных оттенков и наконец выход и вдруг – катастрофа. Фейерверки и салюты огня. И потом многоточие...
В "Морской серии" четко помню только конец: девушка, море, радость жизни, даже что-то сквозящее любовью и вдруг катастрофа, случайная трагедия, произошедшая не там и не вовремя, и не с той. А потом идиллия. Девушка воскресает в цветах, в волнах, в солнечных лучах. Добро не умерло!
Такое вот впечатление.
"Коломенская" серия тоже необыкновенно красива. Вообще гениальное изобретение – слайдфильмы. Долго помнятся и смотреть никогда не надоест. Каждый раз новое восприятие. Да и вообще – слов нет.
Спасибо тебе, что ты есть!
Умница! Тебя невозможно не любить. Жаль только я опоздала появиться на свет. Но все же не совсем. А может хорошо? Конечно хорошо. Замечательно. Иначе и быть не могло. Уверена. А ты? Ведь не зря же я не поехала на турбазу. Слава Людмиле Макаровне! Кстати я ей 1 сентября за это огромный букет цветов подарила. А она удивилась. (Это вообще были единственные цветы, подаренные ей.)
Но речь не о ней.
Хорошо бы удалось приехать к вам. Если приеду, то скорее всего одна. Мама же теперь учительница. Навряд ли сможет. Но до каникул время еще есть. Буду надеяться на лучшее.
А пока кончаю.
Счастливо! Целую крепко. Твоя Олька. 11.10.88"

"Бесконечно милый! Я все больше и больше уважаю и люблю тебя за твое понимание, за твою помощь.
Знаешь, на вопрос: "Что такое любовь?" я всегда начинала отвечать так: "В первую очередь взаимопонимание." Тем более ты мне ценен. Ты для меня – Человек с огромной буквы. Ты не представляешь, ЧТО ты для меня. Ведь ты не знаешь, что было со мной до тебя. Говоря о моей чистоте, свежести взглядов, ты и не подозреваешь, что все это я обрела вместе с тобой. Ведь вся душа моя была настолько истоптана, измята, что я чуть было не озлобилась вконец. Ведь с 4-го по 8-ой класс меня словно бы Бог испытывал жестоко. Я выжила, но душа болела. (Может ты и все наше с тобой – за это?) И вдруг появился ты, как солнечный луч. Проще и банальнее говоря: "Пришел, увидел, победил". Если бы не ты, не искусство, не наши поездки...
Я с 9-ти лет мечтала о смерти. А ты приехал, словно окунул в кислоту – злоба сожжена, душа чиста и светла, жить хочется! А раньше... До больницы правда не дошло, но я была настолько другая, что встреть ты меня тогда – ужаснулся бы. Главной моей задачей было не сдаться и в ход шли разные способы. Самой страшно. Раз пять готова была схватить нож и... А то и таблетки подходящие искала. Но останавливала меня мысль: а как же мои мама с папой? А Данил? Им же будет тяжело".
Но нет, все, я не хочу больше писать об этом. Все позади и ОГРОМНОЕ ТЕБЕ СПАСИБО ЗА ЭТО. Уж ты поворошил угольки, разжег костер в душе, и еще какой. Да еще письма твои, как масло в огонь. Когда я их читаю, все во мне кипит, бурлит, горит от счастья, иногда все кажется столь невероятным – хочется себя ущипнуть...
***
Мне тоже очень легко с тобой, как ни с кем. Да и что тут говорить – все это прекрасно! А насчет естественности и раскованности – мне понравилось одно место в "Луне...", позволь процититровать (место о пойманной Мирсаатом змее): "И что ни поза ее (змеи), то находка. Вот что значит природная раскованность, отсутствие вымученного кривляния, неискренности!" По-моему что-то подобное слышалось и в наших "экспедициях". А? Меня вообще некоторые твои фразы необыкновенно веселят. По разным причинам, какие-то совпадения или просто смешно. Ну как не улыбнуться, читая: "не какой-нибудь сопливенький голодный мальчик"? От такого оборота я почему-то дико расхохоталась, но я вообще словно взрываюсь от твоих писем, так, что в любой момент могу разреветься и расхохотаться (даже все сразу) Какая там "музыка"! Оркестры гремят, салюты, фейерверки мыслей. В общем я не могу этого объяснить, но когда я получила твои первые два письма в один день, я чуть потолок не прошибла, а когда это – радости не было предела. Ведь я так разочаровалась в себе после твоих упреков, мне каждый день было все стыднее и стыднее, мелькала даже мысль, что все кончено, что все пришло к естественной развязке, а тут письмо, да еще какое. Прости за такие мысли, но ведь еще Ренар сказал: "Мы можем отгонять и ненавидеть некоторые мысли, но не можем помешать их возникновению".
***
Кстати насчет твоих слов, что "для человека гораздо важнее то, что происходит внутри него, нежели то, что снаружи" у того же Ренара в его "Дневнике" написано: "Не все ли равно, что я делаю, спросите, что я думаю". У него вообще много прекрасных мыслей и насчет Истины тоже. Например, "выпивать каждое утро по чашке солнца и съедать по колоску ржи". Впрочем, это кажется не совсем то, но все же...
***
Насчет гармонии – наверное, не всем дано. "Гордыня" у меня есть, но мне кажется от того, что я не четко представляю где "гордыня", а где "знать себе цену", уверенности тоже не хватает, но не всегда. Но я изо всех сил стараюсь быть "нормальной", не злой, только эти домашние неурядицы здорово выбивают из колеи. Но стараюсь держаться, на справедливые замечания не обижаться. Несправедливые тоже бывают, тогда иногда срываюсь и здорово. До такой степени все надоедает.
***
"Золотую осень" жалко. Да и с остальным неясности. С зимними каникулами все будет ясно в декабре. А насчет весны – что-то мама не хочет. Говорит: "Экзамены надо будет сдавать" – но ведь не в начале же мая, правда? День рождения 9-го, экзамены в конце мая. В общем пока ничего ясного, но буду стараться завоевать доверие что выдержу.
***
А вообще тебя тоже надо бы чуть-чуть упрекнуть. Мне пишешь, а родителям? Ведь не могу же я им твои ко мне письма читать, они ничего не знают, хотя, возможно, и догадываются. Но ведь обидно им, мама сегодня спросила: "Что Аракчеев пишет?" А что я скажу? Папа и так уже шутит: "Приехал ко мне, а уехал от Ольги". А маме говорит (тоже в шутку): "Учись – так надо отбивать друзей".
Извини, но ты ставишь меня в не совсем ловкое положение. Исправишься? Я надеюсь. (Если что, письмо вложишь в конверт мне или в разных конвертах – иначе будет большой скандал).
Ну в общем пока все.
Целую тебя, "звезда моя сумасшедшая", крепко-крепко.
Пока. Твоя Олька. 13 уже 14.10.88"

Здравствуй, Юра!

По радио сейчас "Спейс". Так захотелось написать, хоть небольшое письмо.
Знаешь, сразу все-все вспомнилось. Я наконец поняла почему мне так понравилось на Топарке. В этом пейзаже было что-то родное, российское, похожее на Тойму в Менделеевске.
"Спейс" навевает лирическое настроение. Как жаль, что не пишу стихи.
У меня сегодня очень хорошее настроение, сейчас такая красивая осень стоит. Жаль, жаль, что все зря пропадает.
***
Кстати, мое настроение мама сумела порядочно омрачить. Она категорически против весеннего приезда. Говорит, что и с папой по этому поводу был разговор. Но может еще не все потеряно. До весны еще навалом времени. Маму, конечно, можно понять – переживает за мои экзамены. Но ведь радости еще никому не мешали, тем более перед экзаменами – для поднятия духа. Я думаю отчаиваться пока рано. К тому же зима впереди.
***
У меня сейчас все хорошо. Настроение бодрое. Погода стоит отличная, но холодная. В горах выпал первый снежок, правда тут же стаял.
***
Кстати, в библиотеку вчера пришел один из читателей и начал просить "Пирамиду". А когда А. Д. сказала, что писатель Ю.Аракчеев уже два раза был в Каскелене, этот дядя чуть не расплакался и все спрашивал, как же такое событие приняла общественность. А уж как узнал, что писатель приезжал "инкогнито" совсем расстроился и встал на очередь на "Пирамиду". Так что поздравляю. Слава о бессмертных Ваших произведениях дошла и до провинции.
***
Ну пока все.
Извини за краткость.
Передай Юле большой привет от меня и от Чучи, тебе Чуча тоже шлет рукопожатие.
Целую. Не скучай. Твоя Олька."

"Здравствуй, милый мой Юра!
Я так давно тебе не писала, боялась за письма. Когда я перестала получать твои письма, я подумала, что ты куда-нибудь уехал, а письма могут пропасть. Я больше всего этого боюсь, но уже не могу удержаться, чтобы не написать тебе.
У меня сейчас, кажется, все хорошо. Вчера мы кончили 1-ю четверть. У меня только две "4" и то одна из них случайная. И это при том, что я, если честно, совсем не занималась. Так я буду заниматься, чтобы у мамы не возникало опасений по поводу экзаменов и тогда она может согласиться, чтобы ты приехал весной.
Ты знаешь, у меня появилась настоящая подруга, впервые в жизни. Ну а настоящий друг – это ты, естественно.
Прочитала "Луну над пустыней". Очень понравилось. Сейчас начну "Джунгли во дворе".
***
Кстати, у нас прошел фильм "Маленькая Вера". Потрясающий фильм. Но зритель!... В нашем Каскелене так низок еще уровень! Приходили в основном из-за 1-й серии. Со 2-й уходили.
***
А еще нас обрадовал "Спутник телезрителя" Сказали, что в ноябре будет демонстрироваться "Андрей Рублев" без сокращений.
***
А високосный год дает себя знать. У нас очень большая смертность. В основном дети. Мой бывший одноклассник разбился – на мотоцикле в "Икарус" врезался. Каска вдребезги. Сразу насмерть. Один третьеклассник два месяца лежал в состоянии клинической смерти. Потом умер в страшных муках. Двоих пацанят тоже сбила машина. Один гаишник своего друга насмерть сбил и увез в Узун-Агачский морг и родственники месяц искали. Девчонка неделю назад исчезла. Впрочем сколько можно. Но я только об этом и думаю. Правда 7-го ноября надо будет развеяться от мрачных мыслей. 7-го мы провожаем Лешку (моего двоюродного брата) в армию.
***
Ну что все об этом. Как ты сейчас живешь? Как работаешь? Как Юля? Знал бы ты как я по вас соскучилась!
Больше пока писать не буду. Вдруг письма попадут не к тебе. Извини за краткость.
Передай горячий привет от нас всех и от Чучи Юле.
Твоя Олька. 5.11.88
Хоть и с прошедшим, но с Праздником! Может тебе писать до востребования?"

"Милый мой, здравствуй!
Столько тебе не писала, что даже стыдно, но я боялась, что тебя нет дома, я же помню, что ты собирался куда-то ехать. После того, как ты прислал последнее письмо сколько: 2-3 наверное, одно не так давно. Сейчас увидела письмо на столе от тебя папе, на штемпеле 12.11, сразу соскочила и побежала писать.
***
Ты знаешь, я тут два дня побывала в такой переделочке!
Мы в А-Ате провожали Алешку ( сына т.Светы) в армию. Естественно все там перепились; я приехала раньше родителей и еще осталась до утра, чтобы проводить до военкомата, а родители приехали и уехали. Меня тоже "не обидели" ни вином, ни шампанским, причем почти без закуски. Потом по той причине, что девочек было мало, а парней побольше, да еще и в 3-4 раза, в общем, я была нарасхват, потому что в паре я танцевала одна, остальные девочнки танцевали друг с другом.
Но не думай – я держала себя под контролем. Но потом... Папаша моей одногодки-подружки начал было делать мне комплименты, "красавица", "расцвела" и т.д. и т.п. (А он человек бывалый, к тому же бывший моряк загранплавания, много раз рассказывал раньше). Потом говорит: "Можно пока никого нету, я тебя поцелую?" ты представляешь? Я для отвязки ему, можно, мол, в щечку. А он нахально меня обнял и спрашивает: "А в левую губку?" тут я его толканула, а сама в дом. Для меня это был удар. Его дочери я ничего не сказала. Потом, когда кого-то из взрослых провожали подошел парень к калитке и попросил вызвать "скорую", мы ему "зачем?", а он говорит "меня ножом ударили". Я ему руку под рубашку: море крови, его ранили по словам экспертов стилетом, им можно стену пробить, штукатурка не осыпется. Через два часа, пол-четвертого утра приехала милиция, всех, кроме меня забрали, меня т.Света отстояла. Естественно обращались они с нами "культурно и вежливо" – сволочи. Лешке к 8-ми к военкомату, на часах 7 доходит, а их нет. Пришли к 7.30. Ну ладно, проводили. Уехал. А я попала к наркоманам. Его девушка оказалась из их компании. Но не бойся, ничего не случилось. Да если бы они и попробовали что-нибудь сделать я б не дала, да и не смогли бы – анаша сожрала все возможности. Но они и не собирались ничего делать. Я увидела своими глазами процесс приготовления "центра", "плана" и его действие на человека. Это не в журнале "Здоровье" прочитать. Потом я не поехала домой. Нагулялась по А-Ате. Была в Музее искусств. Жаль, что вы с Юлей там не побывали. Я там отдохнула после обильного принятия, бессонницы и паров и дыма анаши. Мне стало лучше. До пяти была еще в городе, в пять на автобус и домой. В 7.30 вечера отрубилась и до полседьмого утра.
Я тебя не утомила?
Извини за бессвязность и почерк – я до сих пор не в себе и тороплюсь.
***
В Каскелене появился еще один поклонник Вашего таланта, сэр. Это моя учительница по литературе. Она зашла к нам в клуб по поводу лит-постановки (ставим "Сирано" и я играю Роксану), а А. Д. ей сказала про тебя и про то, что я тебя знаю лично и есть книги. Она посадила меня на "конек" и я ей рассказала о твоих книгах, о том, какой ты замечательный и т.д. и т.п. В библиотеке она взяла "Поиски...", а потом, прочитав, сказала на уроке, что мол "меня познакомили с замечательным человеком и писателем" и все в таком духе. В общем она без ума от твоих книг.
***
Ну в общем все новости.
Четверть закончила с двумя "4". Если учесть, что я не занималась ни черта, то это вполне.
Надеюсь получить хоть три строчки.
Насчет зимних каникул скоро станет ясно, но если приеду, то одна, мама теперь учительствует.
Насчет весны мама против – экзамены. Поэтому учусь и учусь, и учусь по завету В.И.Ленина дедушки-Ильича, правда отнюдь не с его старанием, но все же так, чтобы у мамы не осталось сомнений насчет сдачи экзаменов. Я ее каждую неделю убеждаю в том, что 9 мая я экзамены не сдаю. Но это все еще вилами на воде писано. А насчет зимы еще напишу, но не будем загадывать, вдруг у тебя дела какие, или я не смогу.
***
Ну все. Извини за почерк. Прости если что не так. Крепко целую. твоя Олька. 16.11.88

Когда разбирала письма, увидела, что на клапане конверта внутри приписано:
"у нас сегодня выпал первый снег. В этом году я еще не видела ни одного восхода-заката такого, чтобы не брал за душу. Пока."

читать дальше здесь




Tags: история любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments