Ольга (ovaleeva) wrote,
Ольга
ovaleeva

Categories:

История любви. Часть 6. Пробуждение.

Все, что теперь я видела вокруг, очень напомнило детство – еще российское, когда мы жили в небольшом городке под Елабугой. Именно там находятся знаменитые Большой и Малый бор, знакомые всем по картинам Шишкина. Там и правда казалось, что вот немного и появятся мишки на поляне. Мы часто там бывали – собирали землянику, грибы. Но и недалеко от нашего дома – он стоял прямо на краю города – начинались огороды, а дальше лес и речка Тойма – небольшая совсем, тихая, с желтыми кубышками у берегов. Там я училась плавать.

Потом за четыре года в Таджикистане – привыкли к экзотике. Когда трава зеленой бывает только зимой, и после весеннего буйного цветения миндаля и маков – до самой осени поздней – перед глазами один и тот же выжженный пейзаж. А переехав в Алма-Ату – оказались рядом с горами, в которых уже есть и деревья, и травы буйные, но настоящие леса были выше тех мест, куда мы обычно добирались в своих путешествиях. Ведь чем выше в горы, тем будто дальше по карте на север. Если забраться на ледник – то и вовсе Арктика, наверное. А заповедник, в котором мы теперь оказались, находился как раз на той высоте, которая близка Средней полосе. Только здесь, конечно, все это с хорошим наклоном – горы.

Местами от «узнавания» даже как-то сердце щемило. Но не только от этого. Теперь, каждый раз, когда я слышала свое новое имя - Олька – меня словно обдавало теплой волной. Никто никогда именно так меня не называл. А Юра никак по-другому - и только так. Мама, когда мы вернулись из первого похода - тоже заметила это нечто новое, но больше всего ее шокировало, что мы с Юрой перешли «на ты».


- Это как это? Оль, ты что? Разве так можно?
- Мам, да ладно тебе. Можно конечно! Все нормально.
- Ну, не знаю, как-то это…
Ну, не знаешь, и ладно, а мне было впервые в жизни так легко, так душевно, что и передать нельзя. И все эти условности ваши – полная ерунда, дорогие взрослые.

И вот теперь я все время была словно под солнечным душем. Я совершенно растворялась в нем. Не было ни «вчера», ни «завтра» - было солнечное сегодня.


- Олька, давай здесь? Да, Юль? Смотрите – какая даль за вами. Это будет очень здорово. А теперь Юль, давай я Ольку одну сниму.
Да, меня одну снимали много. Юра говорил, что ведь Юлиных фотографий уже много, и гораздо интереснее сейчас, если мы вдвоем или я одна. Юля и не возражала. Сначала мы с ней вместе или поочереди забирались на камень или становились у дерева, потом она отходила, и в этот момент словно солнце вспыхивало ярче. Неужели может быть так прекрасно?



Потом мы шли дальше и все повторялось сначала. По пути мы собирали и тут же, горстями, ели малину – нам сказали, что ее в этом году столько, что хоть мы и в заповеднике, но можно собирать сколько душа пожелает.


Я собирала и почти все отдавала Юре. Было ужасно приятно почему-то именно это. Мы вообще все время продолжали с ним о чем-то говорить – он рассказывал о своих путешествиях, книгах. О том, что вот и про такие съемки девушек – тоже будет писать книгу «Поиски Афродиты». Потому что в каждой из нас – отблеск Богини Любви и Красоты. Это все захватывало и я почти не замечала, что Юля в основном молчит. Но она и вообще была какая-то такая – молчаливая и немного угрюмая даже иногда. Но может она просто кажется такой? Папа у меня такой же с виду, но я же знала, что на самом деле это не так. Ну, в конце концов, все же нормально. Главное, чтобы это все длилось подольше. Пусть бы вот так и не кончалось никогда!

Но все когда-то заканчивается. И этот день тоже. Мы отправились вниз, к нашим домикам. Папа тоже скоро должен вернуться. Расскажет, что видел, где был. Но какая-то тоска вдруг возникла. Ведь только во время съемок мы вместе, а так… Все-таки Юля тут, да и папа… Что происходит?


И получилось, что весь вечер уже не Юля, а я отмалчивалась. Какие-то мысли неясные терзали, тревожили. Это было неожиданное, вдруг нахлынувшее нечто. Пока сидели под навесом, ужинали, пили чай, а папа рассказывал, как он нашел водопад живописный для нас, пока решали, как завтра, - я все сидела в каком-то странном оцепенении и не совсем понимала, почему. Точнее – совсем не понимала.

А потом, когда уже стало совсем прохладно, пошли к нашему домику, пора уже было и ложиться. Я задержалась немного снаружи, так не хотелось еще, чтобы день заканчивался, обернулась на вечернее небо и вдруг увидела широкую яркую полосу, рассекающую небо над лесом – болид! Я про такое только в учебниках видела! Вот это да! Это не просто уже метеорит! Они-то, они-то видели? Я вбежала в домик.
- Видели? Вы это видели? Смотрите скорее!
Юра подошел со мной к окошку. Но полоса уже стала бледнее. Как жаль, что они этого не видели! Это же… Это же…
Я все еще смотрела в окно на тающий след, солнце давно уже скрылось за горой, но мне было очень тепло почему-то. И не сразу поняла - оказывается Юра так и стоит за спиной, и тепло это – от него. Но пора было уже ложиться. И тут…

До сих пор удивляюсь – откуда во мне взялась вдруг такая решительность? Я спокойно подошла со своей стороны лежанки, собрала все, и обошла со стороны Юры, который уже лег, а Юля заняла свое место рядом с ним.
- Подвинься, пожалуйста. Я здесь лягу. А то мне папа всю ночь спать не дает со своим локтем. Не могу я там.
И Юра послушно подвинулся, Юля удивленно на меня смотрела. А я по-деловому постелила себе рядом и легла.
А дальше…

продолжение
Tags: история любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments