Ольга (ovaleeva) wrote,
Ольга
ovaleeva

Categories:

Часть 2. Глава 2. 6 дней в Москве (1)

Начало истории здесь

Начало второй части тут




Поезд замедлил ход, резко дернулся и, наконец, совсем остановился. Я от волнения замешкалась, попыталась разглядеть Юру в окно - ничего толком не видно, конечно: в шесть утра еще темень, фонари тусклые, окна мутные. Пока высматривала - весь проход уже занят, не выйти, жду. Наконец протолкались самые бойкие, выхожу и я. Народ толпится, кручу головой по сторонам, где же...
- Привет! - он меня узнал и подошел. Уфф, ура.
- Привет! - стараюсь держаться бодро, узнала, конечно, хотя в сумерках этих толком не разглядеть...
- Пошли, тут недалеко! - мы взялись за руки и бойко зашагали, обмениваясь дежурными пока "как доехала - нормально".
Действительно, недалеко. Минут через пятнадцать уже поднимаемся на его третий этаж. Входим.
- Ну, что - чайку с дороги?
- Да, было бы неплохо, - мельком заглядываю в комнату, пока разуваюсь: там не застеленная тахта (еще бы: подняла человека в шесть утра), остального толком не разглядеть без света.
Иду в ванную помыть руки, автоматически отмечаю, что висят два халата: один мужской, махровый, второй - женский, шелковый. Ну, да, наверняка же кто-то есть у него. Выхожу, в просторной кухне горит яркий свет, "проходи-садись"... Наконец, уже спокойно сев напротив - могу разглядеть его. Узнаю и не узнаю будто. Как же давно это все было! Ведь виделись в последний раз - ровно десять лет назад. Он выглядит немного усталым, спокойно рассказывает что-то про жизнь вообще, я пока спрашиваю общее - про прошлое, про Юльку, говорит, что тогда же, почти сразу с Юлькой расстался, а какое-то время назад и с женой развелся, но по-прежнему фотографирует девушек, конечно, когда спрашиваю про книги - словно серая тень пробегает по лицу...
- Знаешь, - сказал он вдруг, - у меня предложение, давай доспим немного? Ты с дороги, я тоже еще не очень выспался, а потом уж как следует и пообщаемся.
Я соглашаюсь, конечно. Честно говоря, после почти бессонной ночи, это отличное предложение.
Снова вхожу в ванную, раздеваюсь, с удовольствием стою под горячими струями какое-то время. Вытираюсь, надо выходить - как? Надеваю трусики, лифчик я не ношу, так что решаю дойти до постели в халате - я понимаю, что он и меня и не только меня видел обнаженной во время съемок, ему не привыкать, но я сама отчего-то стесняюсь. Не впервые я оказалась в квартире одинокого мужчины, и подумалось, что если этот шелковый халатик тут чей-то, на случай ее визита, то мне сейчас логичнее накинуть его халат, по-дружески. Вышла в комнату.
- Это мой халат, - строго так, с ударением на "мой".
- Да-да, пожалуйста, конечно, вот, возьми, - снимаю, отдаю, он уходит в душ. Смотри, какой суровый... Ложусь на краю широкой тахты, тут и пятеро могли бы поместиться, будем, видимо, спать рядом, тем более когда-то в палатке уже спали...
Уже стало светлее в комнате и я разглядываю картины на стенах - то есть большие фотографии в рамах, но выглядят они как живописные картины. Ну да, он и говорил, что такой стиль в альбоме, который обещал мне подарить - фотоживопись. Для того, кстати, и разыскивал адрес через общего друга. Одна из фотокартин со мной, надо же! Та, где сижу на бархане - это слайд из нашей поездки в пустыню. Я же видела только первые слайды, которые он привозил показать во второй приезд, да и то фактически один раз, а из пустыни и вовсе не видела - он прислать не мог сначала, были проблемы с бумагой для цветной печати, потом переписка заглохла, и только случайно, через несколько лет, уже будучи замужем, купила журнал "Дар", о котором слышала как-то по ТВ, и обнаружила там статью "Юрий Аракчеев - поэт обнаженной натуры" и несколько тех, пустынных слайдов среди других. А тут - такая большая картина! А я еще спрашивала, помнит ли...
Выходит из душа в своем халате:
- Это вообще-то моя сторона кровати!
Ох ты ж, да пожалуйста, пожалуйста - все тут твое, естественно, думаю. Отодвигаюсь поглубже к стенке, закрываю глаза, он ложится, в следующее мгновение придвигается вплотную, понимаю вдруг, что абсолютно голый и возбужден, даже раскален, осторожно и нежно проводит рукой вниз, зацепляет трусики, я как во сне, автоматически приподнимаюсь, давая их снять, он обнимает меня, целует, и больше никаких мыслей, только одна затопила все: я вернулась домой! И нет никого роднее и ближе... Точно как тогда - во время первой съемки в горах, когда впервые стояла полностью обнаженной и ощутила вдруг какое-то волшебство, словно мгновенно сомкнулось разомкнутое и закрутились шестеренки, и я поняла, что вот он, ДОМ: эти травинки, облака, горы, я - мы одно, и все, что было раньше, ненастоящее, а вот это... И точно так же сейчас - в этом почти автоматическом в начале и таком горячем теперь соединении нашем, - главное чувство, что вот оно настоящее, мое, родное, и круг замкнулся. Я - вернулась.
Все произошло так стремительно и неожиданно - еще час назад я ничего подобного представить не могла, а сейчас лежала в родных объятиях и даже не понимала, как могло быть иначе, стало ясно вдруг, что вся моя предыдущая жизнь вела именно сюда, вот в эту точку, в этот самый момент... И не было никакой суеты, лишних слов, как-то все словно само собой произошло - единственно правильным образом.
Как-то очень просто все произошло.
Потом уже думала: как же все просто может быть между людьми! Обычно мужчины столько всего наворачивали вокруг этого - мелкая суета, неуверенность, прикрываемая плоскими шуточками или нарочитой грубостью, либо неумелая нежность, которая раздражает временами, ведь взрослые ж люди, и все как-то многозначительно при этом, а тут: никаких лишних слов, движений, все предельно ясно, спокойно, естественно. Никаких вопросов, типа "можно я тут прилягу? а поближе? а можно поцелую?" Все было по-честному, просто, словно иначе и невозможно... Даже не знала, что так может быть...
Я ведь уже в последнее время зареклась от любых романтических отношений: решила быть одна, настолько устала от какой-то бессмысленности, предсказуемости, однообразия. С тех пор, как я научилась жить осознанно, то с первых слов при знакомстве ощущала, что могу предсказать все остальное лет на пять вперед, тем более, если это мужчина... Даже поговорка у меня появилась: "Только не надо на мне жениться!" Конечно, я понимала, что жизнь дана для того, чтобы найти-таки счастье, которое невозможно в моем представлении без настоящей любви, но никаких признаков ее не наблюдалось. Так зачем? И чем дальше, тем меньше хотелось что-то начинать. А за пару недель перед поездкой... Юноша, что дал мне взаймы - был влюблен и не скрывал этого, я видела, что он действительно искренен, но... мне казалось, что я старше его лет на двести, хотя на самом деле - на пять, что в моем случае тоже немало. Я честно сказала ему сразу, что не могу дать ни капли надежды, и мне нужно, чтобы он понимал это, иначе мы не сможем общаться и я не смогу принять его помощь. И он сказал, что понимает, но все равно готов помогать: "пока я жив". Ну что ж... Грусть тогда затопила до края: вот ведь - добрый и светлый человек, но не могу я ответить на его чувства, ничем, кроме благодарности, потому что уже все ЗНАЮ наперед. И не только про него, но и про себя... Я вышла тогда из цеха в непроглядный зимний питерский вечер, дорога к метро шла через школьную спортплощадку, я вдруг остановилась посередине, и подняв голову вверх, к черному небу, прямо вслух сказала: "Ну и что? Теперь так будет ВСЕГДА? Предсказуемо и однообразно? Какой в этом всем смысл тогда? Что мне от всех этих знаний и пониманий? Неужели уже никогда не суждено больше так, как возможно только в 15 лет? А?..."
Это все было ДО. А теперь меня обнимал самый родной человек на свете. И это было абсолютной неожиданностью.
Спали недолго, и первое ощущение при пробуждении: так светло и хорошо, тепло, уютно... Словно солнце вовсю - хотя за окном никакого солнца нет. Оно тут, в комнате, в нас: мы сразу же, только взглянув друг другу в глаза, снова соединились и это было уже какое-то волшебство. Я никогда раньше ничего подобного не испытывала - мы словно переливались друг в друга, становясь одним целым, как какое-то сияющее облако - нет больше ни рук, ни ног, ни тел: только искрящийся солнечный свет, будто омывающий, окутывающий целиком... Это длилось целую вечность, прежде, чем мы решились разъединиться.
И теперь хотелось по-настоящему отпраздновать нашу встречу! Ведь это просто чудо какое-то!
Юра накрыл на стол - красивая фигурная бутылка, красное вино "Санта Виктория", оттаявшая хурма, черный хлеб, ветчина - все по-простому опять, без кокетства или выпендрежа... Теперь я уже в шелковом ярком халатике - оказалось, что он ничей, а на случай съемок, так что ничьи чувства я не задену. "Тебе очень идет! Восточная красавица!" Сели за стол, подняли бокалы с вином.
- Давай выпьем за то, что ты вчера приехала и так все замечательно произошло!
- Как "вчера" - сегодня же!
- Неужели? Ну, да - точно! А ощущение будто это уже вчера - пусть будет вчера! А сегодня новый день - я так рад, все-таки неспокойно было накануне, мало ли... Когда сказала, что на шесть дней, напрягся, конечно, все-таки у меня тут не гостиница, сама видишь, вот и ждал... Думал, если начнешь выпендриваться - выгоню на фиг!
- Ну и хорошо, что все это уже позади! Я тоже волновалась, хотя и не предполагала ничего подобного, не знала, что так вот может быть... Надо же!
- То есть ты не предполагала, что так может получиться?
- Нет, абсолютно! Я ехала вообще-то с тобой поговорить...
И мы говорили, говорили и не могли наговориться...
Конечно, больше всего про мистику моего приезда, как это произошло, почему именно сейчас, спустя столько лет… Я рассказала, что конечно помнила нашу историю все эти годы, и письма хранила, прочитывала периодически. Историю своей "первой любви" рассказывала часто, но мне уже много лет даже в голову не приходило, что мы можем встретиться, я и позвонить-то не решалась. А чуть больше года назад, разбираясь уже со своей жизнью, снова достала их и вдруг прочитала по-новому и тогда вот только появилась мысль о встрече. Юра тут очень удивился, как так: как это – по-новому? Но ведь действительно – как по-разному читаются тексты: можно пробежать по строчкам формально и считать, что прочитал. И даже если не формально - ведь чаще мы воспринимаем то, что близко нам в данный момент. То, что мы в состоянии воспринять, то, к чему готовы. Потому я так любила книги перечитывать – для меня это даже было признаком качества книги, если она с удовольствием и интересом читалась во второй раз. Редко, когда хватало на третий - это уже исключение. А тут – вроде и не книга, а письма. Но фактически та же история – они оказались гораздо глубже, чем я могла подумать в 15 лет, а потом я если читала их, то привычно уже воспринимала так же. И только тогда, когда я всерьез занялась осмыслением жизни – я смогла прочитать их по-другому. И тогда уже поняла отчетливо, почему все разрушилось - иначе и быть не могло. Слишком я была "маленькой".
Юра был удивлен, конечно.
И тут меня осенило:
- Слушай, а ведь слайды же те, они же есть? И можно их посмотреть?
- Ну, конечно! Давай!
И он повесил экран, поставил проектор, достал коробки...
Боже! Как же интересно вот так увидеть себя ту - глядя на большом экране, словно перенеслись туда, в наше прошлое... Вот первые кадры "пришельцев", арча, а вот утро - холодное горное утро, когда хочется закутаться потеплее, а просят наоборот раздеться. И вот - первая съемка: какая же я там маленькая! А ведь ощущала себя совершенно взрослой, это тоже явно видно на слайдах. Так трогательно это соединялось во мне, оказывается. И Юра вдруг поразился - он тоже воспринимал меня абсолютно взрослой, и  влюбился всерьез, и обижался всерьез ведь, а на самом деле, теперь, когда я выросла и можно сравнить - воочию увидел разницу... Поразительно! И мы, конечно, посмотрев слайды - стали говорить, могло ли тогда быть по-другому? Ну, вот вдруг бы я приехала одна или просто удалось бы встретиться наедине, как хотели...
Да, скорее всего - в своем тогдашнем настрое я пошла бы на все, до конца... И смог ли бы Юра устоять перед моим искренним порывом? И уже теперь - после всего сегодняшнего, уже зная себя и умея смоделировать свои реакции, поняла: если бы такое случилось тогда, десять лет назад, то вернувшись домой, я просто сошла бы с ума от невозможности продолжения, и все бы пошло наперекосяк, отчаяние могло погубить... Или, к примеру, все бы произошло, и Юра бы сделал все, чтобы я приехала вновь и осталась: я была бы рядом с ним, но просто не могла бы ни помочь ничем, ни поддержать - одно слово: ребенок... И все сошло бы на нет, скорее всего, я бы разочаровала его и снова было бы только отчаяние... А так - я не понимала в полной мере, что потеряла, и мне, конечно, было грустно. Но была первая любовь и прошла... Бывает. И я стала проживать свою жизнь дальше, проходить свою школу жизни. А вот уж теперь - когда столько всего позади, и я действительно выросла, я не только имела счастье испытать волшебство нашей встречи, но и могу его по-настоящему оценить... В общем, поговорили мы и пришли к выводу, что все произошло так как должно было... И что главное - это то, что я приехала теперь!
После просмотра слайдов и всех этих разговоров, все вспомнилось, в том числе и съемки, и конечно возник вопрос, а как теперь? Хочу ли я снова... Боже - конечно, хочу, если это возможно! Я ведь мечтала после расставания нашего как-то продолжить это прекрасное занятие. Искала других фотографов, но оказалось, что другие и делают это совсем по-другому: там это либо "работа", либо предлог для совсем иных отношений. Все - не так. И ничего не сложилось даже с нашим общим другом, который тоже начал после знакомства с Юрой фотографировать девушек, и мне конечно предложил поучаствовать, я сначала согласилась, но, увы, совсем не чувствовала ничего похожего на ту атмосферу, которая изначально меня так покорила. Мне было жаль, но я хотела либо так, как с Юрой - либо никак. И вот теперь - он предложил так запросто, неужели возможно? Да если я гожусь... Все-таки даже конкурс красоты не убедил меня ни в чем, да и столько лет прошло...
- Ну, что ты! Ты прекрасна, а если что не так - я же буду выбирать лучшие моменты! Если согласна, давай снимать!
Я не просто согласна, я не верила своему счастью!
Столько комплиментов, сколько услышала за пару часов съемки, я наверное не слышала за всю свою жизнь! Причем, что поразительно - они явно были абсолютно искренни, ни одной фальшивой ноты... И ты понимаешь, что тебе не льстят, не врут ради чего-то, и если говорят что-то хорошее, то именно про твое, что сам знаешь или чувствуешь. Поразительное ощущение - каждое слово по делу, и именно от полноты чувств, и без всякой цели, только чистый восторг момента и искреннее любование... Даже сложно все описать словами, но это то самое чувство, когда ты действительно начинаешь ощущать себя свободно, тебе не нужно маскироваться, защищаться, кокетничать, играть - ты просто можешь абсолютно спокойно быть самой собой. Полное доверие, доброта... Да еще яркий свет, сверкающий фон из фольги и ярких тканей - словно в какой-то восточной сказке оказалась, и, конечно, вскоре мы снова не удержались - притяжение было сумасшедшее, словно нам нужно наверстать все упущенное... Исчезло все, кроме музыки и ощущений - словно и в самом деле переместились в иное измерение, постоянная сладость и перетекание, и никакого представления о времени... Когда в очередной раз вернулись в реальность - даже не верилось, что прошел только один день, всего один, а впереди - ура - еще целых пять! Но сейчас даже думать не хотелось о расставании - наоборот, столько нужно еще успеть!
А тут еще вспомнили - ведь сегодня к тому же Рождество! Ну, какая же мистика - Юра говорил уже, что у него часто важные события в жизни каким-то образом приурочивались или к Рождеству, или к Пасхе, или совпадали с какими-то событиями вокруг... И вот тут тоже получается: я приехала через столько лет именно в праздник. И именно когда рукопись закончена, в которой про нашу первую встречу описано. Мы снова пили вино, ели хурму - я даже не знала, что она может быть такой вкусной: когда жили в Таджикистане, этот твердый, вяжущий фрукт вовсе не вызывал никакого восторга, и больше одного раза я его даже не пробовала, а теперь оказалось, что это удивительно вкусно - пища богов! Потом оказалось, что ее название так и переводится! Вот же как! И как-то ее вкус и желейная сладость соединились с ощущением постоянной сладости нашего соединения...
И за этот длинный день мы даже не чувствовали утомления или усталости - словно постоянно парили над землей, и прежде, чем уснуть - снова слились в одно целое и даже не хотелось разъединяться...
- Давай так спать? - прошептала я, но потом, все-таки разъединились, сплелись руками и ногами, я положила голову на плечо и  даже удивилась, как удобно, оказывается, уютно, вот так, в обнимку...

продолжение
Tags: история любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments